«От Москвы до Занзибара» / г.Килиманджаро-кр. Нгоро-Нгоро-р.Б.Нил-о.Занзибар/ янв 2006

Роман Черняев

От Москвы до Занзибара

Вы не поверите, но мы уже были в Африке. В 1997 году рязанская команда под руководством Дмитрия Шагаева делала первопрохождение вер- ховьев Голубого Нила в Эфиопии. Тогда нас два раза чуть не съели, один раз чуть не пристрелили и однажды почти взяли в плен (почти — потому что только одного и не надолго). Воспоминания об этих милых пустяках не давали нам спокойно спать девять лет и привели к тому, что в январе 2006 года состоялась вторая рязанская экспедиция в Африку. Хотелось, как всегда, всего и побольше. Во-первых, чтобы окончательно закрыть нильскую тему, надо было пройти верховья второго истока великой реки; во-вторых, часть команды «подсела» на проект «7 вершин», и географическое соседство Белого Нила и Килиманджаро — высочайшей вершины Африки — пришлось как нельзя кстати; в-третьих, доверившись Интернету, мы пришли к заключению (сильно преувеличенному, как потом оказалось), что Занзибар — это просто рай для дайверов. В результате получился такой маршрут: перелёт Москва-Каир-Найроби (Кения) — переезд Найроби-Моши (Танзания) — восхождение на Килиманджаро — посещение кратера Нгоро-Нгоро — переезд Моши-Найроби-Джинджа (Уганда) — сплав по Белому Нилу — перелёт Кампала-Стоунтаун (Занзибар) — дайвинг — перелёт Стоунтаун-Найроби-Кампала-Каир-Москва. Состав группы — 17 человек, продолжительность путешествия — 29 дней. Забегая вперёд, оговорюсь, что при более тщательном планировании эту программу вполне реально выполнить дней за двадцать.

ПРО КОРНЕЯ

Все эпиграфы я стырил у дедушки Чуковского. В своё оправдание могу сказать следующее: во-первых, очевидно, что Корней Иванович неровно дышал к Африке. Во-вторых, мне жутко обидно за недооценку этого незаурядного сюрреалиста деятелями от литературы и — особенно — от кинематографии. Какое эпическое полотно могло бы получиться из того же «Крокодила»! Только представьте: на фоне, скажем, Казанского собора Брэд Питт в роли Вани Васильчикова наступает на чешуйчатого монстра с игрушечной сабелькой, бормоча себе под нос с оклахомским (околохамским?) акцентом: «Но тебя, кровожадную гадину, я сейчас изрублю, как говядину». Эх, где тот Спилберг…

Посмотри, в аэроплане
Кто-то по небу летит.

Перелёт не задался с самого начала. Сперва заболел Игорь. Возбудителем этой традиционной русской болезни обычно служит несвежая водка, но Игорёк умудрился подцепить экзотическую форму недуга, намешав несвежего джина с несвежим виски. Болел долго и со вкусом. Пока лечили Игоря, заболел Гена. С осложнениями. Осложнения проявились в форме наручников и полицейской машины, которая увезла нашего друга в неиз- вестном направлении сразу после посадки в Каире. Как потом выяснилось, этот душа-человек решил, что пилотам в кабине ужасно скучно и его визит — единственное средство их хоть немного развеселить. Увидев Гену, формой черепа и габаритами отдалённо напоминающего Николая Валуева, пилоты веселиться почему-то отказались и вызвали службу безопасности. Моя миссия по вызволению товарища из египетских застенков закончилась после долгих мытарств в кабинете начальника аэро- порта, где группа заинтересованных лиц с энтузиазмом решала, применить ли к задержанному депортацию или ограничиться смертной казнью через четвертование. Спасла Гену от незавидной участи какая-то добрая душа из Домодедова, «повесившая» все 500 с гаком кило группового багажа на его билет. Перспектива снимать с рейса всю группу египтянам, судя по их по- грустневшим лицам, не улыбалась. В результате, арестанта вернули под расписку и в сопровождении двух дюжих секьюрити. Кто помнит концовку «Мёртвого сезона» — очень похоже. Думаете, на этом неприятности закончились? Как бы не так. В качестве финального аккорда по прибытии в Найроби мы благополучно пролюбили при получении багажа тюк с едой и групповым снаряжением. Что в нём было? Не скажу. Не хочу бередить душу воспоминаниями о хороших, нужных и очень дорогих вещах, навеки канувших в недрах кенийского аэропорта.

ПРО ДЕНЬГИ

Кстати, о деньгах. Во-первых, осторожнее с банковскими картами — их принимают не всегда и не везде. Кроме того, многие позиции, например, парковые сборы, оплачиваются наличными долларами, а банкоматы, ясное дело, выдают только местные тугрики. Во-вторых, внимательнее с курсами. В каком-нибудь захолустном отеле доллар легко может оказаться на 20-25% дешевле, чем в банке. А почему нет, если до ближайшего банка полтыщи километров? В-третьих, берегитесь чаевых. Часто, скажем, в случае с портерами, они обязательны и сопоставимы со стоимостью самой услуги.

Вдоль по Африке гуляют,
Фиги-финики срывают...

Поменяв куртки на майки, брюки на шорты, а доллары на шиллинги, озадачились транспортным вопросом. Кстати, никогда не замечали: если по телефону то, что тебе нужно, стоит от 400 до 500, когда приезжаешь, всегда оказывается 500? Именно во столько USD обошёлся нам приватный (в смысле без попутчиков) автобус до Кили. Вместо обещанных 40 минут мы ждали это чудо техники больше двух часов: будьте готовы к тому, что африканское отношение ко времени сродни среднеазиатскому — никто никуда не торопится. Дорога долгая и нудная — пустыня, перемежающаяся чахлой саванной, термитники, замусоренные деревушки… Часа за полтора до контрольного срока прибытия начали высматривать впереди воспетые Хемингуэем снега. Так и не высмотрели — гора оказалась затянута дымкой. Расстроиться не успели, потому что приехали. В Интернете полно ссылок по организации восхождений на Килиманджаро, от услуг самодеятельных проводников (любой каприз за ваши деньги) до национальных туроператоров (те же капризы, но в разы дороже). Мы выбрали золотую середину — небольшой семейный отель в предгорьях Кили (www.maranguhotel.com) — и остались полностью довольны. Кемпинг со всеми удобствами (даже бассейн!), большая территория (английский парк с африканскими мотивами), европейское меню (свежие соки, омлет и традиционная овсянка, сэр) плюс индивидуальный подход к организации восхождения. Футбольный матч на идеально постриженном газоне, распитие спирта в ресторане и ночные концерты также не вызвали никаких нареканий. Воистину любой каприз…

ПРО ВИЗЫ

Все возможные визы мы получили в посольствах ещё до отлёта. Кстати, погорячились. Те же визы на местах делаются с гораздо меньшими трудозатратами, а обходятся иногда даже дешевле, чем в Москве. С пересечением границ — никаких проблем. Единственным камнем преткновения стал для африканских пограничников паспорт гостя из солнечного Узбекистана, входившего в состав команды. На эту зелёную книжицу они, в полном соответствии с классикой, глядели как коза в афишу.

Он идёт к Килиманджаро.
И кричит он, и поёт он...

Ещё дома мы решили, что хотим попасть на вершину по северному склону (маршрут Rongai). Продолжительные дневные переходы здесь компенсируются более адекватным набором высоты и, следовательно, лучшей акклиматизацией. Кроме того, в отличие от так называемых маршрутов Coca Cola, где каждая стоянка по вечерам превращается в новый Вавилон, Ронгай сравнительно безлюден. Только первую ночь мы провели в компании, зато в какой! В состав расположившейся по соседству группы входили два гида, пять носильщиков, столовая палатка со столом и стульями, спальная палатка с кроватью, переносной биотуалет и один гражданин Америки, который и заказывал всю эту музыку. Кстати, о музыке. Когда под вечер мы решили отметить первый день восхождения парой задорных песен, соседи прислали парламентёра: мол, завязывайте, босс почивать изволит. Мы прониклись и перешли на колыбельные, коих у нас в репертуаре не меньше десятка. После этого американец сотоварищи нам не встречались. Наверное, музыку не любят. Следующие три дня мы медленно и печально шли вверх. За нами по пятам шла горняшка, которая проявлялась в чём угодно, только не в потере аппетита. Муки голода усугубляла обида за пропавшие в аэропорту продукты. Тем радостней было повстречать в штурмовом лагере команду из Сибири, презентовавшую нам от широкой сибирской души круг сыра и восемь (!) палок колбасы. Хватило даже портерам — им тоже завтра на штурм. 23.00 — подъём, 23.45 — выход. Цепочки фонариков впереди и сзади, через час гора похожа на рождественскую ёлку. Сначала шаг на вдох, ближе к вершине — на два, потом на три. Кто-то лежит без чувств, кто-то грустно бредёт вниз… Наши держатся. С рассветом переваливаем кромку кратера (Gillman’s Point, 5681 м) и движемся вдоль неё к вершине. Ещё час — и мы на крыше Африки (Uhuru Peak, 5895 м). Во- круг ледяные торосы, клочья облаков и счастливые люди. «Ура», «вау», фото, видео… На спуске узнаём: все рязанцы дошли. Вот теперь действительно «ура»! Заночевать пришлось в месте, где сходятся несколько маршрутов (помните новый Вавилон?). Пополнив скудные запасы спирта диковинным напитком коняги (это местный джинообразный самогон, продающийся в майонезных пакетиках), решили устроить Russian party. Про такие мероприятия один эльбрусский мэтр говорил: «Вот здесь начинается настоящий альпинизм, а все остальное — подходы». Судя по утреннему самочувствию, party удался на славу. Спускаясь по тропе, больше напоминающей парковую аллею в окружении баобабов и водопадов, понемногу приходили в себя. В себя и в отель пришли практически одновременно.

ПРО НГОРО-НГОРО

Следующим пунктом нашей африканской программы значился знаменитый кратер, набитый под завязку представителями местной фауны. Помимо впечатлений от созерцания животного мира, мы вынесли из этой поездки пару полезных уроков, которыми и хочу поделиться. Во-первых, чтобы объехать Нгоро-Нгоро вдоль и поперёк, одного дня достаточно за глаза. Двух- и трёхдневные программы суть беззастенчивое выкачивание ваших кровных. Во-вторых, ночёвка в лодже на территории заповедника, заложенная в большинство экскурсионных программ, обходится не менее чем в 100 долларов, тогда как рядом с его границей полно комфортабельных кемпингов, где можно скоротать ночь всего за 3 USD. Почувствуйте, что называется, разницу. А за зверей ничего плохого сказать не могу. Они славные.

Крокодильчики в Ниле плескаются,
Со слезами меня дожидаются.

Чтобы попасть на Нил, пришлось пересечь две границы (про дорогу разговор отдельный). Логово устроили в демократичном сплавном кемпинге, населённом самой разношёрстной публикой: от профи-каякеров, творящих на воде чудеса почище копперфильдовских, до барышень школьного возраста, чей визг на порогах валил наповал любого крокодила в радиусе километра. На Белом Ниле два «белых» участка — верхний, коммерческий, и нижний, о котором мало что известно, но на спутниковых фото он выглядит более чем внушитель- но. Беда в том, что он а) труднодоступен; б) проходит по территории национального парка с платным посещением. Посему остановились на верхнем участке, который, кстати, коммерческим можно считать весьма условно. То, что к нильской воде надо относиться со всем возможным уважением, показал первый же порог, поставивший пятиметровый катамаран на полусвечу. Дальше пошло в том же духе — валы и водопадные сливы высотой метров по шесть, мощные сбойки, пульсары… Особенно впечатлили нильские бочки, в которые падаешь, как рубль в 98-м, и так же медленно всплываешь. В конце дня подошли к порогу Itanda, единственному в верховьях, где река валит вниз одним руслом. Осмотр показал — да, штука серьёзная даже по нильским масштабам. Местные гиды там не ходят, поэтому к моменту нашего старта к берегу было не протолкнуться. Ухнули во входной водопад, всплыли и дальше проскреблись вдоль правого берега. В центр решили не лезть — судя по количеству и размеру бочек, прикинули, что если оторвёт от катамарана в начале порога, то в следующий раз вдохнуть удастся метров через триста, не раньше. Но даже входного каскада хватило, чтобы заработать почёт и уважение у местной водоплавающей братии. Оставшаяся часть порогов, отложенная на завтра, проблем не вызвала. Ещё не- сколько дней у не-дайверов ушло на обследование вышеупомянутых альтернативных проток и совершенствование навыков фан-каякинга. А тех, кто уже вдосталь нахлебался пресной воды, потянуло на солёную, занзибарскую.

ПРО ТРАНСПОРТ

С африканскими средствами передвижения мы теперь знакомы не понаслышке — один только экватор пересекали четыре раза. Местные авиалинии не подвели ни разу. Все самолёты улетали вовремя и прилетали именно в те места, которые были указаны в билетах. К частному извозу тоже никаких претензий. В местах скопления туристов таксомоторов едва ли не больше, чем потенциальных пассажиров. Оплата зависит исключительно от наглости водителя и вашей сговорчивости. Меньше всего нам повезло с автобусами. Тот, на котором добирались из Танзании в Уганду, начал с четырёхчасового опоздания, продолжил отсутствием места в багажном отсеке и закончил такими ночными пируэтами, по сравнению с которыми вестибулярная подготовка космонавтов покажется дет- скими играми. Хотя, может, мы просто избалованы?..

Мы живём на Занзибаре...

Из всех курортов Занзибар наиболее точно соответствует моим представлениям о тропическом рае. Совершенно белый песок, изумрудная вода, на каждом шагу — кафешки и ресторанчики, зазывающие на дары моря в широком ассортименте, сног- сшибательные мулатки, юноши растаман- ской наружности, приторговывающие из-под полы сигаретами Боба Марли… Hakuna matata в чистом виде. С основной частью занзибарской программы — дайвингом — получилось не очень. Нет, мы, конечно, ныряли, но высокая волна не позволяла погружаться за кромкой прибрежного рифа, а пионерско-пенсионерская нырялка в лагуне наскучила нам уже на третий день. Да и красоты здешнего подводного мира сильно уступают тем же египетским. Так что пришлось плавно переключаться на серфинг, плавание, футбол-волейбол и — хит сезона — великолепных местных омаров под африканское сухое — тоже, кстати, весьма недурное. Под конец наши ошалевшие от омаров головы посетила совершенно идиотская идея: совершить марш мира от северной оконечности острова до южной. Не откладывая в долгий ящик, стартовали следующим же утром. По ходу этого дурного, но нехитрого дела к нам прочно приклеились два ярлыка: crazy и military. А что ещё, скажите на милость, можно подумать о пяти здоровых мужиках, бодро марширующих по сороко- градусной жаре с флагом и песней «Соловей кукушку долбанул в макушку»? Изучив вдоль и поперёк восточное побережье, на третий день добрались до юга острова, где напоследок славно поныряли с дельфинами и начали прощаться с Занзибаром. Первые приступы ностальгии, опустевшие бумажники и обратные билеты подсказали нам, что в африканской эпопее пора ставить точку. Или многоточие?

ПРО СТОЛИЦЫ

Наш путь домой лежал через пять столиц. Стоунтаун — родина Фредди Меркьюри — приятно удивил архитектурой, общепитом и ночной жизнью. Входящий в десятку самых криминальных столиц мира Найроби порадовал жирафьим питомником (до чего ж умильные зверушки!) и рестораном «Carnivore», где гуляли по поводу моего дня рождения. Согласитесь, не каждому имениннику довелось угощать гостей печёной верблюжатиной, крокодильими отбивными и биточками из страуса. В Кампале заслуживает внимания местный зоопарк открытого типа. А вот каирские пирамиды не впечатлили. Хотелось прикоснуться к вечности, но когда на каждом шагу «дай-купи» и кучи мусора — какая уж тут вечность. Ну а про Москву вы и сами всё знаете.






    © taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                    Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


    Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.