г. Эльбрус / Кавказ / июль 2005

Восхождение на Эльбрус, 2005

21 июля 2005 года на Эльбрус поднялась команда Прио-Внешторгбанка: начальник управления по работе с корпоративными клиентами Геннадий Дронов, предприниматели Дмитрий Шагаев, Олег Егоров, Андрей Мелёшкин, Роман Черняев, оператор и режиссёр канала «ТКР» Виталий Фадеев.

14 июля - День первый. Прибытие в Кисловодск.

Через несколько часов после приезда в город милиция арестовала Виталия Фадеева, «за несанкционированные съёмки на рынке». К счастью, конфликт с местными властями был улажен, когда участники проекта объяснили цель своего пребывания на Кавказе. На прощание милиционеры даже пожелали команде Прио-Внешторгбанка успеха в восхождении. В этот же день команда ознакомилась с городом, который расположен на высоте 800 метров над уровнем моря, поднялась на смотровую площадку, откуда в хорошую погоду виден Эльбрус.

15 июля - День второй. Выезд из Кисловодска.

Перед отъездом водитель обмолвился, что если повезет, то дорога до базового лагеря займёт около 4 часов. Нам не повезло. На преодоление 70 километров было потрачено более 6.

Местные водители делят эту дорогу на две части – «длинную» и «страшную». По «страшной» дороге нам удалось проехать не более 5 километров. Форсируя очередную преграду, автомобиль пробил трубку тормозной системы. Так что через перевал пришлось идти пешком. Хорошо ещё, что все снаряжение «медленно и печально» двигалось за нами следом на машине. Как они там ездят?! На том, что называют «машинами» по тому, что называют «дорогами». Вот уж где начинаешь испытывать гордость за отечественный автопром. В этих местах команда встречала лишь «Нивы», «УАЗы» и «Шишиги» («ГАЗ 66»).

Из-за задержки в пути к месту переправы через Кызыл-Кол команда добралась с большой задержкой. Безобидный в утренние часы ручеёк с каждым часом набирает мощь и в вечерние часы превращается в труднопреодолимый поток. В принципе, нам повезло – до вечера было ещё далеко, но переправа без потерь не обошлась – бурные воды горного потока вместе со спутниковым телефоном смыли все наши надежды на автономную связь с внешним миром. Базовый лагерь, куда прибыли участники проекта на второй день экспедиции, находится на высоте 2500 метров у поляны Эмануеля, рядом с урочищем Джалы-Су славящегося своими целебными источниками. Палатки разбили на территории лагеря спасательной службы МЧС.

16-17 июля - Дни третий и четвёртый. Дневка в базовом лагере.

Утро первого дня не предвещало никаких проблем – высокое, чистое небо и яркое солнце обещали великолепные условия для проведения занятий по освоению техники передвижения в горах и выполнения программы акклиматизационных выходов. Ранний подъём, завтрак, и уже в 8.00 состоялся первый выход команды из базового лагеря. Нас ждали альпийские луга, Калинов мост, спуск в ущелье и целебные нарзанные источники.

Первый выход занял более пяти часов, но инструкторы не собирались давать нам передышки – после обеда по плану был намечен выход на один из окрестных трёхтысячников. Но тут пришла пора познакомиться с капризами приэльбрусской погоды. Всё было как и прежде – ясное небо, яркое солнце, просто ветер поменял свое направление и наши инструкторы заменили акклиматизационный выход на горное занятие в непосредственной близости от лагеря ...

А потом начался дождь. С небольшими перерывами он продолжался больше полутора суток, дважды приходило штормовое предупреждение и команде пришлось задержаться в базовом лагере, на два дня отложив плановую заброску снаряжения в штурмовой лагерь.

18 июля - День пятый. Подъём к хижине на морене.

К утру дождь закончился. В восемь часов утра, когда небо прояснилось, команда двинулась в сторону штурмового лагеря, который находится на высоте 3800 метров.

Хижина на морене оказалась небольшой железной полубочкой с двухъярусными нарами внутри. Жилище рассчитано на двадцать человек, но и вдесятером там казалось не слишком просторно. Рядом расположилась так называемая VIP-хижина на четырёх человек. Её размеры, ненамного превышали размер добротной собачьей конуры.

Когда уже после восхождения команда собиралась покидать штурмовой лагерь на хижину пришла команда из Хорватии. VIP-номер обрёл своих постояльцев.

19 июля - День шестой. Первый выход на гору.

Плановый акклиматизационный подъём на высоту 4800 метров, чуть выше нижнего края скал Ленца (4600м), занял более пяти часов. Справедливости ради стоит сказать, что в день штурма этот же участок пути команда «промчалась» всего за три часа. Здорово мешал рыхлый снег. Казалось, что комки налипшего снега тянут ну не меньше чем на полпуда каждый. А ещё постоянно мешали туман и тревожное ожидание какой-нибудь каверзы со стороны изменчивой погоды.

Достигнув отметки 4800 м, встретили группу из Германии, совершавшую «кругосветку» вокруг Эльбруса. Хмурые немцы даже не ответили на наше приветствие. Наверняка не поняли нашего «берлинского» акцента.

Лёгкий перекус показал, что, кроме сухофруктов, ничего в рот не лезет. Шоколад и сникерсы вернулись в лагерь целыми и невредимыми. Но какой вкусной была талая вода, образовавшая маленькую лужицу на солнечной стороне каменной гряды! Бодрое возвращение команды в лагерь показало, что с акклиматизацией у нас всё в порядке. Андрей Мелёшкин проделал обратный путь до штурмового лагеря на сноуборде. Вечером пошёл град, а снизу доносились раскаты грома. Всё-таки хорошо, что нам удалось подняться выше грозы, команда успела проскочить в открывшееся «погодное» окно.

20 июля - День седьмой. Подготовка к штурму.

Перво-наперво решили устроить помывочный день, благо рядом было целое ледяное озеро. Дождались пока солнце подтопит ледник и на закраинах покажется вода. Получили новые ощущения – горячие камни под ногами и «прохладная», талая вода. Руки от холода сводит практически мгновенно. Часть группы ушла на каменные «грибы» – оттачивать технику горовосхождения. Трое остались в штурмовом лагере наблюдать за восхождением московской группы. Один из москвичей скатился с горы уже к восьми часам утра – выше 4300 метров Гора его просто не пустила. Перед восхождением отбой объявили в шесть часов вечера. Надо было выспаться перед решающим подъёмом на вершину Эльбруса. Заранее приготовили снаряжение и «под завязку» зарядили батареи для видеокамеры и фотоаппарата.

21 июля - День восьмой. Восхождение на Эльбрус.

Подъём сыграли в 2.00. В три часа утра команда Прио-Внешторгбанка покинула штурмовой лагерь, «медленно и печально» устремившись к вершине Эльбруса.

Судя по всему, Эльбрус решил принять нас благосклонно. Ветер дул с юго-запада и Гора весь день заботливо прикрывала от него команду. Лишь на самой вершине пришлось прочувствовать всю прелесть «лёгких» дуновений. И хотя порывы ветра с ног не сбивали, но наши пуховики совсем не казались для него непреодолимой преградой, ветер просто пронизывал их насквозь, пробирая до самых костей. Лёгким этот подъём не оказался ни для кого.

Последние метры дались с очень большим трудом. Кто-то терял сознание, кто-то лез дальше. Было всё – и слёзы радости, и многометровые срывы вниз по склону в тот момент, когда до вершины оставались считанные метры, и искренние переживания за судьбу товарища. Через девять часов подъёма, двигаясь со скоростью двадцать шагов в минуту, команда достигла поставленной цели. Вершина. Крест. Фото на память. Спуск. … а внизу ждал невозможно вкусный, горячий чай.

22-23 июля - День девятый и десятый. Возвращение в базовый лагерь.

Выспавшись после восхождения, экспедиция отправилась в базовый лагерь. По пути команда побывала на поляне с каменными «грибами», вулканическими бомбами и скульптурами из лавы. Обратный путь оказался неожиданно лёгким.

В эти же дни пришлось понаблюдать за работой спасателей. На протяжении полутора суток шла транспортировка в базовый лагерь пострадавшего на склоне альпиниста. Романтики в этом было немного. Путь от хижины до базового лагеря, который наша команда с рюкзаками и хорошим настроением прошла за пару-тройку часов, шестерых спасателей с пострадавшим на руках за 14 часов вымотал донельзя. Принимавшего участие в спасательной операции проводника нашей команды – Даниила – по возвращении нам пришлось сорок минут отпаивать горячим бараньим бульоном. На то, чтобы встать, сил у человека, выносливость которого все эти дни вызывала у нас удивление, просто не было. Утром 24-го за нами пришла машина.



ИНТЕРВЬЮ С УЧАСТНИКАМИ

ХУДОЖНИК ПО ГОРАМ

АНДРЕЙ МЕЛЁШКИН, менеджер (компания «СпортСервис»), согласился участвовать в экспедиции, особо не раздумывая. Оказывается, 9 лет назад он уже пытался подняться на Эльбрус, да не дополз до каменного тура, венчающего вершину горы. На этот раз Андрей не только добрался до вершины, но и «расписал» склон Эльбруса своим сноубордом.

— Наверное, скатится с горы на доске намного легче, чем спускаться пешком?

— За девять часов восхождения на вершину, каждый из нас «похудел» более чем на 10 тысяч килокалорий. Кислорода не хватало жутко, поэтому на фотках у всех нас открытые рты. Однако и резкий спад высоты переносился очень тяжело. На доске я спускался очень быстро, дыхания не хватало, приходилось делать остановки, чтобы перевести дыхание. А тут ещё внезапные переходы со снега на лёд. Зато я «расписал» склон, оставил на Эльбрусе свой автограф, его было видно издалека. Тяжело было сделать это, но получилось красиво.

— Это было самым приятным впечатлением от всего похода?

— Меня поразила такая вещь. Я всегда считал, что альпинизм — это индивидуальный вид спорта, каждый сам за себя. А у нас такая банда была дружная, что никаких вопросов не возникало. Между нами было что-то такое, что позволило говорить о нашей группе как о единой команде. Поднялись на вершину — чуть ли не обнялись, так были рады, что достигли поставленной цели. А ещё яркий момент — когда я спустился с вершины в лагерь, Олег встретил меня с гитарой и сыграл рок-н-ролл.

— Привёз с собой что-нибудь на память о горе?

— Да, две коряги и камушек. Такие вещи я привожу из каждого похода. А ещё понимание, что самое главное для успешного восхождения — это не физические данные, а благосклонность духа горы. Восхождение удаётся, если гора тебе это позволяет.

ФЕЛЛИНИ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ

ВИТАЛИЙ ФАДЕЕВ, режиссёр и оператор (телеканал «ТКР»), объясняет свое участие в проекте так: «Я был на работе, при исполнении». На самом деле, когда банк предложил ТКР стать информационным партнёром проекта, телестудия выдвинула встречное предложение: взять в команду оператора и режиссёра Виталия Фадеева, а по итогам восхождения сделать документальный фильм. На горе его прозвали «Фелинни», по имени великого итальянского режиссёра, кумира Виталия.

— Виталий, часто ли участники проекта вели себя вопреки сценарию будущего фильма?

— К сожалению, в условиях горы дубли не предусмотрены. Получилась документалистика чистейшей воды. Мгновения не повторяются, надо ловить миг. Ведь не заставишь ребят подниматься на вершину ещё раз, если что-то не получилось запечатлеть. Тем более что самочувствие было на пределе. В итоге я отснял около десяти часов, из которых получится пятнадцатиминутный фильм.

— Не возникало желания бросить камеру и налегке продолжить штурм вершины?

— Вопрос «снимать или не снимать?» мучил меня всю дорогу. Во-первых, хотелось снять побольше. Однако на плёнке могло не хватить места или батарейка могла сесть, приходилось экономить. Во-вторых, из-за того, что я постоянно останавливался, чтобы снять какой-то кадр, то оказывался в роли догоняющего, что морально очень тяжело.

— Какой у тебя самый любимый момент в фильме?

— Когда на вершине я увидел, что находится с другой — южной — стороны Эльбруса. А там — огромный Кавказский хребет в облаках. Мощнейшее зрелище: снег, солнце, камни, ветер. Жаль, что экспедиция закончилась. Но пока я просматриваю исходники, монтирую фильм, я всё ещё там — на Эльбрусе.

ГОЛОД

ДМИТРИЙ ШАГАЕВ, предприниматель, (группа компаний «Спаркс»), уже был на Эльбрусе, в возрасте четырнадцати с половиной лет. В этом году на гору его потянуло желание освежить впечатления, особенно когда узнал, какая подобралась команда.

— Дмитрий, эмоции переполняли тебя, когда ты стоял на вершине Эльбруса?

— На вершине я не стоял, а сидел. Последние метры я шёл, как в тумане. Ничего не болело, но кислорода не хватало. Общий упадок сил, холодно, озноб, дрожь. Первая мысль была — идти вниз. В целом для меня сильно нового ничего не было. Я с четырнадцати лет хожу в различные походы, где только не был. Нет, мне не надоело, меня всё равно тянет. Земля большая, гор много. Но отношусь к таким мероприятиям без особой возвышенности. Для меня это просто здорово.

— Что стало для тебя самым трудным испытанием на горе?

— Было очень голодно, с питанием было кисло. А к другим трудностям я был готов.

— Какой день экспедиции ты вспоминаешь чаще всего?

— Когда мы подходили к базовому лагерю. Небо было ясное, светило солнце. Но только мы поднялись за перегиб на возвышенность, как поднялся ураганный ветер, надвинулись чёрные-чёрные тучи, и начался ливень стеной. И тут же появилась радуга, а выступавшие из-за туч солнечные лучи светили как прожектора. Это один из самых классных моментов.

ПРОСТО ПЕСНЯ

ОЛЕГ ЕГОРОВ, директор (ООО «Промснаб»), считает так: если хочешь нормально заниматься бизнесом, нужно порой забывать о делах и — идти в горы, сплавляться по рекам, продираться сквозь джунгли, в общем — активно отдыхать и наслаждаться общением с природой. На Эльбрус он взял с собой гитару.

— Олег, какой экстремальный опыт есть у тебя за плечами?

— Да я с детства в турслётах участвовал: кто быстрее соберёт палатку, преодолеет препятствие, окажется лучшим в спортивном ориентировании, и так далее. В более взрослом возрасте сплавлялся по реке на Камчатке, недавно с друзьями прошёл более чем 150-километровый маршрут по перевалам в Хибинах.

— Была ли какая-то особенность в твоём «горном» репертуаре?

— А какая разница, где играть на гитаре? Как обычно — песни Чижа, «ДДТ», «Пикника», Юрия Визбора, туристические песни.

— Чем гора тебя удивила?

— Резкой сменой погоды. Моментальной, скажем так. А всё остальное ожидалось. Команда у нас была — что надо.

БЕССИЛЬЕ ИНТЕЛЛЕКТА

Предыдущие походы РОМАНА ЧЕРНЯЕВА (газета «Совет Директоров») так или иначе были связаны с горами, а точнее — с горными реками. Тогда скалы воспринима лись как неизбежное препятствие, а не как самоцель. В восхождении на Эльбрус всё поменялось местами — теперь гора стала целью.

— Что оказалось труднее: сплавляться по горной речке или подниматься на гору?

— Восхождение на Эльбрус — это самый тяжёлый физический труд из всего, что мне приходилось делать в жизни. Даже разгружать вагоны и таскать мешки с мукой в студенческие годы, кажется, было легче. Впервые за много лет я почувствовал, что не могу контролировать свой организм, даже силой интеллекта. Так называемая «горняшка» делает своё дело: ухудшается сон, аппетит, учащается сердцебиение, повышается артериальное давление, появляется раздражённость или, наоборот, весёлость. Состояние такое, что не можешь ответить на элементарный вопрос. Со стороны могло показаться, что с горы спускается подвыпившая компания. Идём, шатаемся, кто-то падает прямо во время разговора. А на самом деле это нехватка кислорода. Некоторые просто падали в обморок. Я, например, до сих пор не могу вспомнить последние полчаса нашего восхождения.

— Ну хоть что-то можешь вспомнить?

— Запомнились два шустрых чёрных котёнка в штурмовом лагере на отметке 3800 метров. Это самые избалованные существа, которых я когда-либо встречал. Они запросто могли залезть в нашу кастрюлю и поживиться нашими макаронами. Народ там очень приличный и интересный. Проводники и спасатели — в основном молодёжь — работают с энтузиазмом. Сам Кавказ поразил меня абсолютной незаселённостью, нетронутые луга и никакой живности.

— Есть в горах такое понятие, как солидарность?

— Когда мы уходили на штурм вершины, у нас не было связи со спасателями МЧС. Так получилось, что на некоторое время наша команда была лишена связи с остальным миром. Так вот, другая группа, которая уже спустилась с вершины, специально осталась в лагере и дождалась нашего возвращения, чтобы сообщить об этом на пункт регистрации. А ещё эти ребята оставили нам целый кусок сала в подарок.

ДУША ЭЛЬБРУСА

ГЕННАДИЙ ДРОНОВ, начальник управления, руководитель экспедиции (Прио-Внешторгбанк), доволен результатом: поставленная цель достигнута. Он говорит, что успешной реализацией этого проекта понастоящему удалось продемонстрировать главное — единство команды банка и его клиентов.

— Тебя, как руководителя проекта, что больше всего удивило в поведении членов команды?

— Перед поездкой в своих интервью участники команды отвечали, зачем они идут на Эльбрус. Цели были такими разными, что заставляли задуматься об успехе будущей экспедиции. Ведь любой из нас уже сформировавшаяся личность, у всех есть опыт покорения своих собственных вершин и в бизнесе и в жизни. Однако, когда мы прибыли в Кисловодск, каждый отбросил свои амбиции в сторону, став членом команды. Все безоговорочно подчинились правилам, которые диктовали нам проводники и инструкторы. Каждый сумел проявить умение чётко и трезво оценивать ситуацию, покориться обстоятельствам, а в нужный момент подчинить эти обстоятельства себе.

— Теперь Эльбрус снится?

— Пока не снился, но вспоминается часто. Признаться, для меня — это первый подобный опыт. В процессе подготовки к восхождению я постарался собрать максимум информации о горе, об особенностях горного туризма, постарался максимально полно проработать со специалистами всевозможные рисковые ситуации, которые могли поджидать нашу команду на горе. Сейчас я могу сказать, что постоянно присутствовали не чувства страха или опасения, а, скорее, чувство уважения к Горе. Для меня Эльбрус стал чем-то одушевлённым.

— Что ты почувствовал, когда оказался на «крыше» Европы?

— В тот момент, когда я смог выйти на вершину Эльбруса, мне пришлось пережить целый шквал эмоций. Произошёл очень сильный эмоциональный всплеск. Ушли тяжесть и усталость. Как будто не было всего этого девятичасового подъёма наверх. Осталось удовлетворение от хорошо сделанного дела и отличное настроение.

  • 27.11.08 17:45 Александровы А может, им просто без надобности? При желании-то можно и в радиковские газеты писать.

  • 26.11.08 19:30 Shtainxxx Да ничего подобного. Там тоже народ матёрый и тёртый. Просто у "Альтаировских горников и других Рязанских раздолбаев" нет денег что себе журналиста нанять, для воспевания и дифирамбов.

  • 25.11.08 14:02 Александровы Ничего ты не понимаешь. Одно дело Альтаировские горники и другие Рязанские раздолбаи, а другое дело - начальник управления и корпоративные клиенты, страдающие оттышкой и переходы больше, чем от машины до офиса, не совершающие!

  • 18.11.08 21:21 Гость Офигеть. Я же говорил что это подвиг! А ну ка, альтаировские горники, хватит каждый год на «крышу» Европы шляться!




© taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.