Кавказская история

Солнце. Весеннее кавказское солнце. Приятно нежиться в его лучах, ощущая, как упакованное в неопрен тело каждой своей клеткой впитывает тепло. Это расслабляет, делает мышцы ватными, мысли текут все медленнее. Ну и пусть. У нас еще есть полчаса. Оператор и фотограф еще не заняли своих мест над порогом, еще не все приготовили свои катамараны к сплаву.

Вчера, когда только ехали сюда, мы радовались бирюзовому цвету воды в Большой Лабе, видели каждый камушек на дне. Это обнадеживало, значит, сможем без проблем пройти на наших небольших Тритонах-двойках и Сосновый и Соленые Скалы. Уже пройдены Большой Зеленчук и Аксаут, экипажи сработались, впереди кульминация нашего похода.

Как же ярко, до боли в глазах светит солнце. Хорошо, что при заходе в порог оно находится сзади и не ослепляет. Все, пора, спускаем суда на воду. Ого, да они, как и мы, разморились под палящими лучами – надуты до звона, а как польешь водой, становятся мягкими. Подкачиваем баллоны, затягиваем упоры. Нам пока только предстоит пройти пару сотен метров и зачалиться на правом берегу для осмотра порога Прощай Родина. На ум приходят строки известной песни: «…А там за порогом, на самой высоте, сидят, свесив ноги…». Словно про это место писали. Вон там, наверху, одна наша камера, а вот и вторая, у самого слива. Все готовы, идем смотреть порог.

Да, мощь реки впечатляет, завораживает, можно долго стоять и смотреть на обрушивающиеся между скал бесконечные кубометры воды. Грохот такой, что приходится кричать, чтоб тебя услышали. Подходит адмирал, душа нашей команды и идейный вдохновитель: «Саша, вы с Людой наш самый схоженный экипаж, могли бы пойти первыми?»

Что ж, нас уговаривать не надо, сами рвемся в бой! К тому же вселяют уверенность успешные прохождения в 2003 и 2005. Вперед! И вот мы уже на нашем катамаране. Традиционно для каждого водника умываем распаренные лица обжигающе холодной водой, окунаем весла. Отчаливаем, и тут же поток подхватывает, несет вперед и вперед, становится с каждым метром все сильнее и сильнее. Движения отработаны до автоматизма, каждый знает, что должен делать.

– Разгон! Раз! Раз! Раз!

Две пары рук, вцепившись в гнущиеся от напряжения весла, толкают судно все ближе к зияющей бездне пены. Эх, вот бы чуть-чуть правее…

Катамаран скатывается по горбу слива, время, как в кино, замедляет свой ход. Ух-ты, такое чувство, словно нырнул с головой в газировку. А здесь, внутри порога, свой Мир. Зрение и слух тут не работают. Остаются только пузырьки, щекотно бьющие в лицо, и ощущение положения своего тела в этом Мире бешено бушующей стихии, и ты – центр этого Мира. А весь Мир-то и состоит только из катамарана, кажущегося теперь таким утлым суденышком в неистовой круговерти.

«…Здесь нет совсем воды, и воздуха здесь нет…», – да, автор этих строк знал, о чем пишет.

И вот Мир приходит в движение, начинает вращаться, встает на дыбы, словно пытающийся скинуть седока ретивый жеребец. Теперь я уже под катамараном, а не на нем. Киль! Пора выныривать и выбираться отсюда. Так, а вот здесь должна стоять наша страховка. Успеваю заметить, что Люда залезает на раму, значит все хорошо. Закон Мерфи в действии: все три «морковки» ложатся кучно, я до них дотягиваюсь, но в этом случае выбираюсь на берег один, без катамарана и напарника, которые уходят в порог ПП. Вот уж, действительно, будет тогда ПП. Значит – догонять судно: вдвоем-то веселее! Мимо на огромной скорости проносятся берега.

«…Удар, и не выдержал старый каркас…», – гм, эта песня тоже про нас… Катамаран налетел на «обливник», хорошенько тряхануло, что-то где-то сказало: «Гр-р-р-р». Вижу над баллоном только желто-черные сплавные кеды подруги, все остальное полощется за бортом, опрокинутое неожиданным ударом. Куда, любимая? Я тебя так не отпущу! Хватаю за спасжилет, экипаж воссоединяется. Гребем теперь к левому берегу, там, я помню, есть отличные места для чалки. Все-таки удача сегодня на нашей стороне. Змеей взвивается спасконец, брошенный заметившими нас ребятами из другой команды. Откуда они, Москва, Самара? Уже и не помню. Да и важно лишь то, что любой придет на помощь и сам готов всегда помочь.

У них оказался коньяк, у нас – горячий кофе.

– Ну, за знакомство!

Знакомство омрачается только поломкой судна. Оказались побиты сидушки и разорвана поперечина. Но мы не одни такие кильнувшиеся сегодня. У ребят в группе легли три сильных экипажа.

А пока наслаждаемся, снова оказавшись на твердой земле, отогреваемся на солнышке. Как же теплы его лучи. Но ведь именно они и растопили снег в горах, и вода в Лабе поднимается просто на глазах. А утром, перед отъездом из базового лагеря, как-то не придали значения появившемуся ручейку, отделившему от берега каменистую отмель. Нет, не было такой мощи в этом пороге в предыдущие наши поездки. Красивейшая Кавказская река снова показала нам, как изменчив ее нрав.

Уже всего через час наша команда воссоединяется. Делимся впечатлениями, возбужденно обсуждаем происшедшее с каждым экипажем. А остальные от нас не отставали, тоже показали зрителям какого цвета дно на их катамаранах!..

…И вот, спустя сутки, я дописываю эти строки под мерный шум колес. Мы едем домой. Кто-то на работу, кто-то на учебу. Завтра все окунутся в круговорот будней. Дни будут лететь один за другим. Но в планах уже есть будущие походы. Только это уже другая история, о ней в следующий раз…




    © taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                    Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


    Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.