Воспоминания участников похода на р. Голубой Нил / Эфиопия / 1997

Голубой Нил оказался красным.

С начала 1997 года Дмитрий и его сподвижники начали подготовительную работу: подбор и подготовку снаряжения, сбор информации об Эфиопии и о маршруте по Голубому Нилу, поиски спонсоров и, конечно, самое главное - комплектацию команды. Увы, спонсоров найти так и не удалось, официальной поддержки от Госкомспорта не было, поэтому группа шла как самодеятельная (хотя по набору городов, представленных участниками, вполне могла бы идти как российская экспедиция). Информацию о стране и, что хуже, о реке удалось получить самую скудную, и в маршрутной книжке в разделе «Прохождение препятствий» появляется запись: сплав по реке Голубой Нил в режиме первопрохождения.

В экспедицию отправились девять спортсменов-водников из Рязани Волгограда, Обнинска, Балабанова. В составе группы несколько мастеров спорта по водному туризму, у всех за плечами солидный опыт походов 5-й и 6-й категории сложности по территории бывшего СССР. В августе был пройден тренировочный маршрут шестой категории сложности на Памире для знакомства команды и обкатки снаряжения.

Ребята, вас там съедят!

В Аддис-Абебу прибыли вовремя, прошли паспортный и таможенный контроль. К туристам, по-видимому, отношение везде одинаковое - как только таможенники видят гору рюкзаков и тюков с катамаранами, так тут же пропускают без осмотра (как и в Шереметьево). Все рейсы из Москвы встречает российский консул. Прибытие нашей группы для него - полная неожиданность. Узнав, куда мы собрались, он хватается за голову: «Ребята, вас там съедят! Но как вернетесь, обязательно позвоните. Будет очень интересно вас послушать». Оказывается, в городе Бахар-Даре на озере Тана (начальная точка маршрута) из русских давным-давно никто не был.

Центр Аддис-Абебы вполне европейского вида, дома современные, многоэтажные, очень много мелких лавочек и магазинов, есть и большие супермаркеты. Движение по улицам слабо упорядочено, дорогих машин немного. Наконец выезжаем за город. Нам предстоит проехать около 500 км, это займет почти два дня. Густой эвкалиптовый лес вскоре сменяется полями и саванной. Дома в поселках в основном глинобитные, крытые рифленым железом или пальмовыми листьями. Очень много прохожих, иногда шоссе напоминает место митинга. Попадаются эфиопы с карабинами, а иногда и с автоматами. Оказывается, здесь приобретение и ношение огнестрельного оружия свободное. На белых людей в машине обращают внимание, машут руками.

Часа через три подъезжаем к грандиозному провалу, в котором течет Голубой Нил. Вода в Ниле совсем не голубая, а скорее, кирпично-красная, береговые отмели запиты. Говорят, что сезон дождей еще не кончился и вода очень высокая. Поселки становятся все беднее, народу с автоматами все больше.

К двум часам въезжаем в город Бахар-Дар и направляемся в гостиницу «Тана» на берегу озера. Катамараны собираем прямо на территории гостиницы. Нас предупредили, что за оградой набежит толпа местных, чрезвычайно любопытных и вороватых, и растащит все, что попадется под руку.

Спускаем суда к воде в окружении многочисленных любопытных и стартуем.

Ночью к палатке вылез крокодил

НИЛ сразу после озера - это большая река шириной около ста метров. Течение быстрое, вода сравнительно чистая. Берега часто заболочены и заросли папирусом, что затрудняет чалку и осмотры. Первый порог - мощную шиверу с перепадом около 3 метров на 200 м длины - прошли после осмотра с правого берега со страховкой с воды. Затем река пошла по разбоям между большими островами. В одной из проток издалека увидели сильные всплески воды. Сначала решили, что это какие-то водоплавающие птицы, которых тут во множестве. Подплыв ближе, увидели стадо бегемотов. Затаив дыхание и не шевелясь, проплываем мимо. Бегемоты внимательно смотрят на нас и внезапно уходят под воду. Интересно, где они вынырнут? Но бегемоты больше не показываются - видимо, мы им не понравились.

Вскоре подходим к второму, более сложному порогу водопадного типа. Перед нами отвесное падение воды по всей ширине русла на четыре-пять метров, у берегов и по центру есть крутые, но все-таки не отвесные сливы. Проходим под правым берегом почти по казням. Один из катамаранов терпит аварию - порвана гондола. Сразу за порогом на левом берегу и встаем лагерем. Здешние камни острые, как хорошая новая терка. Заросли папируса на берегах во многих местах потоптаны и смяты стадами каких-то больших животных, наверное, бегемотами. На деревьях по берегам скачут обезьяны. Очень красивые птицы - цапли, водоплавающие и другие - все яркие и красиво поют.

Однако вскоре пришлось забыть про местную флору и фауну. Начались пороги-водопады высотой от полутора до трех метров в протоках между лесистыми и болотистыми островами. Некоторые водопады достаточно мощные. В одном из них катамаран поставило почти на свечку, в другом порвало «уши»... Под конец дня при осмотре попали в какие-то затопленные джунгли. Вернуться назад не удалось из-за очень мощного течения. Пришлось идти на катамаране по кустам, затопленным деревьям и прыгать среди всего этого безобразия в двухметровый водопад. Всего за день мы прошли около десятка водопадов. После нескольких притоков вода в Ниле стала ярко-красного цвета. На ночь встали на левом пологом берегу. Ночью на берег вылез небольшой крокодил. Мы его, к сожалению, рассмотреть как следует не смогли и прогнали обратно в реку. В свете фонарей на реке долго были видны его ярко-красные глаза.

На следующий день снова пошли пороги водопадного типа. В одном месте мы вовремя увидели столбы водяной пыли и зачалились у правого берега. Оказалось, что впереди мощнейший порол река идет одним руслом в 40-50 метров и падает на 6-8 метров, а далее с большим уклоном уходит за поворот. Вода настолько сильная, что порог решили обнести, а водопад объехать. Двое пошли на дорогу в поисках транспорта и на берегу реки встретили агента фирмы «NTO», который ждал нас здесь со вчерашнего дня. Он быстро организовал негров для переноски катамаранов и транспорт для объезда водопада. Грандиозное зрелище - Нил несколькими протоками отвесно падает на 40 метров. После водопада река уходит в узкое ущелье с невысокими стенками. Непонятно, как весь Нил умещается в этом ущелье. Технически для водников оно несложное. Прошли его и в конце встали на правом берегу рядом с небольшим притоком.

Вскоре подошли к началу Большого каньона. Здесь очень красиво. Река небольшим водопадным сливом входит в узкое ущелье. В ста метрах каньон сужается до двух метров, не оставляя шансов на успешное прохождение. Дальше стены каньона постепенно повышаются. Сделали глубокую разведку . Идти вполне можно, но вода очень мощная, прижимы, водяные «грибы», водовороты, валы, бочки. В начале каньона сплав был напряженным, но затем все разошлись, привыкли к новой воде и дальше пошли нормально. На отдых встали в очень красивом месте: слева -большая чаша в скале, в нее падает прозрачный водопад, в котором мы искупались. Мест для палаток почти нет, и на ночь пришлось встать в очень опасном месте - в узкой щели в отвесных скалах. На дне небольшая площадка, рядом сухое русло ручья. Еще с вечера просмотрели пути к отступлению на случай сильного дождя - если ручей разольется, то всех смоет прямо в Нил, до которого 10 метров. Когда стемнело, разразилась страшная гроза, ручей сильно вздулся, но немного не достал до палаток. Отделались легким испугом.

Выдержки из дневника участника похода.

27.09. Река настолько сложная, что сплав с пассажиром на борту невозможен. Идем на разведку. Каньон становится все выше, стенки до 50-70 метров, совершенно отвесные. На очередном повороте слышен сильный шум воды. С трудом осматриваю порог. Он производит впечатление даже с такой высоты - сплошная кипящая вода - и кончается мощнейшим сливом. По левой стороне проводки и обноса нет, по нашей стороне наверх выйти по гладким стенкам нельзя. После короткого совещания решаем прекратить сплав, собирать катамараны и идти от Второго португальского моста на крупный поселок Мота, из которого можно уехать. С помощью местных занесли один катамаран за порог, где можно было спустить его к воде, второй разобрали полностью. Четверо уходят наверх в обход к Второму португальскому мосту.

Приключения пешей группы

В сумерках встречаем трех негров, они знаками что-то показывают и куда-то ведут. Приходим к нависающей скале, под которой можно переночевать. На вопрос «где вода?» дают понять, что попить можно воду, сливающуюся со скалы. Тем временем начинается сильный дождь, молнии сверкают по всей долине. Слышен шум ручьев и вздувшегося Нила. Как там ребята на берегу? Набираем воду, ужинаем и ложимся спать под грохот грозы.

28.09. Рано утром к нам пришли местные. Они вывели нас на край глубокого каньона, на дне которого течет большой и вздувшийся после вчерашнего дождя приток с ярко-красной водой. Через час подходим к Второму португальскому мосту. Он виден с большой высоты - старинный арочный мост, средняя арка разрушена. Переправа по мосту своеобразная - с обоих сторон стоят по 5-6 человек, между ними натянута веревка с петлей, и этой веревкой перетягивают вещи и людей. У моста нас окружает толпа негров, многие с оружием. Знакомимся со всеми, завязывается своеобразная беседа с помощью жестов. Узнаем, что Чичеров на другом берегу. Шагаев переправляется туда и вскоре возвращается с ним. Могучего Чичерова переправляют с особой осторожностью - по обе стороны встали человек по семь. Ставим палатку и ждем наших. Под мостом явно какая-то сходка вооруженных негров, одетых в подобие униформы. Они пьют свой квас и едят жареную козлятину. Мы их угощаем джином и «зукки». В конце дня негры расходятся, устроив грандиозный салют из всех видов стрелкового оружия.

30.09. Утром решили сходить к ребятам и узнать, что случилось. По непонятной причине местные переправили только меня, а Диму и Сашу переправлять не стали. Через час далеко на противоположном берегу вижу высоко над водой какое-то пятно зеленого цвета, похожее на палатку. Подхожу ближе - это ребята. Переговоры приходится вести через реку. С трудом разбираю, что они не смогли пройти трудный порог, решили прекратить сплав и выбрались наверх. Говорят, что всю ночь отбивались от наглых аборигенов и второй такой ночи не выдержат. Женя Рыбаков вчера в 12 часов вышел к нам, обратно не вернулся и к нам не пришел. Ребята говорят, что если мы не придем, то они бросят катамараны и уйдут налегке.

Я сразу побежал обратно к мосту. Ситуация резко изменилась. Идти в одиночку стало неуютно. Негры, работавшие в полях, сразу стали казаться подозрительными и опасными. Все это было несколько странно, поскольку к нам на мосту отношение было вполне нормальное. Мы втроем срочно идем к ребятам на выручку. При нашем появлении толпа местных быстро рассеивается. Из оставшихся нанимаем носильщиков и объясняем, что нам надо в Моту. Носильщики бестолковые, наглые и страшно вороватые. С трудом заставляем их донести вещи до притока. Дальше они идти отказываются. Встаем на ночь на тропе. Местные ночуют рядом и ночью по мелочам опять воруют.

1.10. Рано утром к нам подходят трое негров, которые провожали нас в первый раз, С ними отношения хорошие. Удается уговорить еще двух. Остальные остаются на том берегу. Идти около 6-ти часов. Часть вещей мы несем сами, часть - носильщики. Идем целый день мимо полей, деревень. Вдруг на тропе сзади появляется Женя Рыбаков. Гора с плеч! Теперь вся группа в сборе.

Воды нет, и мы сильно страдаем от жажды. На самом плато находим источник и пьем сырую воду без всяких предосторожностей. Ночью попадаем в Дайджен и ночуем в той же гостинице, в которой ночевали по дороге туда.

ПЛОДЫ цивилизации

2.10. Утром решили раздобыть более комфортный транспорт. Если бы мы знали, чем это кончится! Пока мы грузились, около автобуса собралась компания молодежи с камнями и явно не дает уехать, хотя грозят не нам, а водителю и проводнику. Едем в полицию. Проводник говорит, что эти ребята помогали грузить и теперь требуют непомерную плату. В полиции с этим быстро разбираются, и наконец мы отправляемся. Едем со скоростью 20 км в час. Под автобусом начали регулярно взрываться колеса. 240 км мы ехали 12 часов и сменили три покрышки. В два часа ночи мы наконец были в Аддис-Абебе. Остановились в гостинице «Holidey». Вполне приличная европейская гостиница за 10 долларов в сутки. ЗЛО. Днем поехали в представительство Аэрофлота, но водитель нас не понял и отвез в Российское посольство. Это оказалось очень кстати. Там нам дали русского гида по Аддис-Абебе с машиной. Андрей Анатольевич из отдела науки любезно прокатил нас по всем достопримечательностям столицы и рассказал о местной жизни. Вечером - ужин в отдельном кабинете ресторана с ним и нашим консулом Александром Вахрушевым. Консул страшно рад, что мы все живы и невредимы, если что-то случилось бы с нами -разбираться ему. Делимся впечатлениями от страны, природы, людей. Оказывается, в такую глушь русские никогда не забирались. Впечатлений от похода очень много - и от реки, у которой нет аналогов на территории СНГ, и от африканской природы, и, конечно, от местного населения.

Мастера спорта Дмитрий ШАГАЕВ, Андрей НЕСТЕРОВ.

«Мы решили, что приключения кончились. И ошиблись...»

Описать словами водопад, к которому подошли на третий день, невозможно. Это грандиозное, фантастическое зрелище. В двадцатиметровую щель совершенно отвесно на 45 метров падает вода. За водопадом каньон. Река, сжатая стенками до 5-6 метров в ширину, как будто встает на ребро, уплотняясь и убыстряясь. Запалиться (т.е. подойти к берегу и закрепить судно - ред.) нигде нельзя. Переворот катамарана равносилен смерти как минимум одного из участников. У человека, оказавшегося один на один с такой стихией, шансов выжить нет.

Как-то вечером к нашим палаткам подкрадывался крокодил. Мы стояли на пологом лужке у реки. Случайно посветили фонариком и увидели горящие красные глаза. Крокодил метра полтора длиной был уже совсем рядом. Мы стали кидать камни, он нехотя отступил к воде и уплыл.

Такого обилия насекомых, птиц, животных мы не встречали нигде: ни у нас в стране, ни в Непале, где мы были в прошлом году. Наблюдали любопытный симбиоз: на верхней части куста сидят большие черные птицы, а внизу - маленькие желтые. Издали смотрится как наряженная елка. Видели мангустов, лань, множество разных обезьян...

Во время прохождения каньонов лишний, девятый человек, шел по берегу (обычно по очереди). И хотя это было опасно из-за агрессивного местного населения, приходилось идти на это, так как плыть на перегруженном судне в каньонах нельзя.

Однажды ночью началась страшная тропическая буря и ливень. Только уснули, раздались крики. И тут вместо того, чтобы поднять тревогу, мы устроили панику. Выскочили из палаток кто в чем спал. Вода в ручье, в устье которого мы стояли, стала сильно подниматься, и часть берега уже смыло. Путь был один - наверх. Несколько часов, пока не стало ясно, что вода в ручье больше не прибывает, мы сидели под нависающей скалой и непрерывно смеялись истерическим хохотом, снимающим напряжение с переутомленных до последней степени людей.

После этой ночи по берегу пошел Миша. В середине дня пришел в негодность один из катамаранов. А впереди -сложнейший, условно проходимый участок с водопадами. С помощью негров вытащили суда наверх для обноса препятствия. На коротком совещании решили, что экипаж целого катамарана с основным грузом поплывет дальше, а остальные пойдут пешком по берегу. Отсюда до конца маршрута оставалось всего несколько километров.

Так наша группа разделилась на три части, и все оказались в разных Местах. Как потом выяснилось, только мы сами не знали, где находится каждый из нас в конкретный промежуток времени. У негров же, постоянно нас сопровождавших, система оповещения работает великолепно. Они переговариваются, крича на дальние расстояния условными сигналами. И опять нас ждала фантастическая ночь со страшной грозой. Находясь на большой высоте, мы как из амфитеатра наблюдали полыхающую долину и рушащиеся с гор от ударов молний камни. Наутро пришлось переправляться через мощный приток с помощью негров, которые запросто переплыли на другой берег, натянули веревку и перекинули вещи. В последний рюкзак мы сложили одежду с себя и остались совершенно голыми на берегу. А негры с нашими вещами - на другом. Но они нас не бросили и тоже переправили. Для нас Такая переправа - нарушение всех правил безопасности. Но у эфиопов жизнь друг друга не представляет никакой ценности. Вскоре дошли до развалин второго португальского моста - конечной цели экспедиции. Оказалось, что Мишка на другом берегу Нила дрыхнет под скалой. Негры и его к нам переправили, облупленного, недовольного.

Итак, мы все собрались, кроме экипажа катамарана, которому плыть еще около трех километров. Предполагая, что особо сложного там ничего нет, мы решили, что все приключения кончились. И, как выяснилось, ошиблись. Для одного из тех, кто плыл на этом судне, главное было еще впереди.

Две недели, проведенные в Эфиопии, показались нам вечностью. Но думаю, что если бы мы знали до экспедиции о том, что нас ожидает, то все равно отправились бы туда и были более готовы ко всему. Почитали бы побольше о стране, наняли гида-переводчика... И все-таки, всю спортивную часть экспедиции мы прошли!

Эфиопия или Как туземцы приняли меня пришельца из другого мира

(Из дневника Евгения Рыбакова, попавшего в плен к эфиопам во время экспедиции на Голубой Нил.)

- Сергеич сказал: плывите до Мишки..., который уже второй день идет один пешком по левому берегу каньона.

Как он там, что с ним? Ни продуктов, ни одежды у него нет. Наш катамаран сильно перегружен, хорошо, что пока нет серьезных препятствий. Наконец, удалось зачалиться на левом берегу и выбраться наверх. Мишки нет. Пообщались с местными, но информации не прибавилось...

Впереди сложный порог, на осмотр и прохождение которого потребуется много времени. Валера сказал, что мы перепутали цели - занимаемся прохождением порогов, а нам надо отыскать человека, который уже вторые сутки один. Что тут скажешь? Он прав...

Валера пошел искать Мишку. Часа через три вернулся, Мишки не нашел. Видимо, тот пошел дальше. Решили с утра возобновить поиски вдвоем.

На следующий день дошли до развалин второго португальского моста - конечной точки нашего сплава. Страшно обрадовались, увидев на другом берегу наших. Мишка был уже с ними. Это придало нам уверенности и сил.

Вернулись к катамарану. Впереди очень сложный порог, но попробовать пройти можно. Смотрели-смотрели, думали-думали... Двое в конце-концов отказались от его прохождения. Обнести этот порог можно, но очень сложно, и потребуется много времени, а значит ночевать придется на полке внизу каньона у впадения правого притока. Ночью, если пойдет дождь, полку может залить, хотя она находится в четырех метрах над водой.

Тут мы заметили, что из каньона есть выход наверх. Решили сниматься отсюда, тем более, что до конца маршрута осталось около трех километров, катамаран разваливается и отремонтировать его нечем, так как ремнабор вчера украли. Трое занялись разборкой судна и вытаскиванием его и остального снаряжения наверх. А я отправился к ребятам, чтобы сообщить им, где мы, взять местных денег и нанять негров, которые помогут донести снаряжение. И это была глупость номер один - отправиться одному человеку вглубь страны. Я взял рюкзак (на кой?!) и полез наверх по скальным стенкам притока. Не пойму, как ребята через него переправились?

Часа через два-три полностью обезвоженный и перегретый дошел до ручья. Встретились три женщины. Я, видимо, выглядел в их глазах инопланетянином. Они бросили дрова, которые собирали, и убежали. Через несколько минут из-за деревьев появились бегущие в мою сторону вооруженные мужчины. Лица у всех злые. А какой-то дед метит в мою голову камнем.

Я попытался объяснить свои намерения. В сотый раз показываю жестами, что мы плывем по Абаю (местное название Голубого Нила), что мне надо переправиться через приток. Меня провожают к притоку и показывают, что я должен прыгнуть в него (по нашим понятиям этот приток - мощная и сложная река высшей категории сложности). Ну, думаю, с рюкзаком я тут точно утону, как утонул как раз где-то здесь англичанин, участник предыдущей экспедиции. А зря не прыгнул, как выяснилось потом.

Тогда меня куда-то повели. А я так устал, что мне было уже все равно - убьют или нет. Хотя умирать молодим грустно. Куда меня ведут? Если хотят убить, то почему не сделали это сразу? Голова ничего не соображает, часто останавливаюсь. Сопровождение ждет. Пытаюсь объяснить: «Ребята, я пойду вниз, к ручью». «Нет, наверх», - говорят и угрожают оружием.

Привели меня в деревню. Хижины круглые, живые изгороди из растений, похожих на кактусы. Снимаю рюкзак, сажусь. Мне дают воды. Почти залпом выпиваю литров пять. Достаю шоколадку, угощаю аборигенов. Двое пробуют -«Нет, это нельзя есть». Предлагаю джин, сигареты. Они ничего этого не принимают. Зато все начинают щупать, трогать меня. Наверное, хотят понять - представляю ли я для них опасность. Особенно их заинтересовал мой шлем, в котором на катамаране плыву. Главный вопрос - пробивает ли его, пуля. Из бурных обсуждений за спиной мне понятны только звуки «кх-кх». А я настолько устал, что уже все равно стало. Хотя умирать молодым грустно. Деревня, куда мы пришли, оказалась очень живописной. Вокруг негритянские круглые хижины стоят. Все стали меня изучать как ископаемое. Я понял, что меня убивать не собираются, только когда стали угощать кофе. А из еды у них ничего нельзя есть, только кукурузу и сахарный тростник.

Лучше быть голодным, чем усталым?

(Воспоминаниями делится Дмитрий Шагаев)

- Первым потрясением стало ущелье Нила, к которому мы подъехали вечером: это было грандиозный пятисоткилометровый разлом, по которому течет огромная грязно-коричневая река.

Когда едешь по поселкам, со всех сторон сбегаются толпы народу. Все показывают пальцем: «ю-ю», так они белых называют. Чувствуешь себя как в зоопарке, только в клетке -ты, а они пришли на тебя посмотреть.

Жизненный принцип Эфиопца - лучше быть голодным, чем усталым. В стране растет по три урожая, а они нищие и голодные. Среди городского населения есть очень красивые женщины и мужчины -высокие, стройные. Есть и богатые, хорошо одетые и разъезжающие на шестисотых мерседесах.

В11 лет все девочки выходят замуж. В 12-13 лет они уже взрослые женщины. Продолжительность жизни небольшая. В 30 лет все выглядят стариками.

Все норовят обмануть, что-нибудь выпросить, стащить. И будьте уверены, что даже если полицейский и отгонит от вас толпу попрошаек, то тут же сам попросит что-нибудь.

Социализм у них построить не удалось, и они сейчас строят что-то вроде капитализма. Без промежуточных стадий. Поля, в лучшем случае, обрабатываются на быках деревянной сохой. Урожай убирают серпами. Труд примитивнейший.

Большая часть населения вооружена, в том числе нашими автоматами «Калашникова». Общаются с оружием очень профессионально и аккуратно. А к русским относятся совсем иначе, чем к другим белым. Помнят еще, как на протяжении нескольких десятилетий наша страна их бесплатно кормила, одевала, обувала, снабжала оружием.В каждом населенном пункте есть хотя бы один человек, понимающий по-русски. Все врачи и учителя учились либо в Болгарии, либо в России.

Но до конца понять друг друга нам невозможно. Даже жесты у них другие. Большинство эфиопы грамотные, но понимают только иероглифы и арабских цифр не знают. Пальцевый счет не воспринимают. В общем, совершенно другая, чуждая нам культура.

Переночевали мы в гостинице, в шикарных (по их понятиям) одноместных номерах: кровать, тумбочка и лампочка без плафона под потолком. Номера с душем и без стоят одинаково. Наверное, потому что воды все равно нет.

До озера Тана, откуда берет начало Голубой Нил и наш сплав, ехали еще почти целый день. И хотя высота над уровнем моря в некоторых местах достигала до 4000 метров, на горы в нашем понимании это совсем не похоже. Вокруг базальтовое, сильно расчлененное плато, на котором торчат отдельные вершины.

Поселок на берегу озера Тана - один из центров международного туризма. Сюда прилетают из Аддис-Абебы посмотреть на огромное, несколько десятков километров в диаметре, озеро Тана. На его островах расположены христианские монастыри XIII-XIV века. Часть из них действует.

Еще одно уникальное явление - водопад на Голубом Ниле. По реке от озера до него около 50 километров. Этот водопад (в переводе на русский - «Водяной дым») считается третьим в мире по красоте.

Катамараны мы собрали в парке прямо подокнами гостиницы «Тана», на территорию которой вооруженная охрана никого из посторонних не пускает. Номера здесь приличные, питание тоже. Стоит все дешево.

На следующий день с утра поплыли. Провожала нас толпа зевак. Голубой Нил - огромная река, полторы-две сотни метров в ширину. Характер реки очень необычный. Это не похоже ни на что из того, что мы когда-либо видели. Вода разделена совершенно непроходимыми зарослями тростника, по берегам колючие кусты. В протоках - пороги, небольшие водопады ступеньками. Пристать к берегу для предварительного осмотра препятствий нельзя.

Мы постоянно испытывали большое психологическое напряжение от полной неизвестности того, что ждет впереди. Были такие места, где ошибка могла привести к концу путешествия, где катамараны можно так разбить, что восстановить их было бы невозможно. Суда не выдерживали мощи воды. Рвались швы, лопалась ткань оболочек. Пороги там образованы вулканическими пористыми породами. Малейшее касание судном -сразу дырка.

В первый день сплава нас сильно испугали бегемоты. Река за одним из поворотов стала шире. Вдруг видим - навстречу плывет стадо бегемотов и высказывает в нашу сторону явные признаки недовольства. Деваться нам некуда, до берега метров сто непроходимых зарослей. Делать нечего, проплыли мимо бегемотов, дрожа от страха.

  • 15.5.07 00:41 да вроде всё работает, под IE, оперой и фирефокс проверял

  • 14.5.07 19:32 ОФФТОП:
    Уважаемый админ сайта. Ссылки на фото ни работают ниразу.




© taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.