Ленинские горки

Не бояться признавать своих ошибок,
не бояться многократного,
повторного труда исправления их
— и мы будем на самой вершине.

Владимир Ульянов


Пик Ленина — вершина высотой 7134,3 метра. Расположена на территории Киргизии, входит в состав Заалайского хребта. Третья по высоте гора бывшего Советского Союза. Одна из пяти составляющих программы «Снежный барс»

АПРЕЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ


Именно в апреле в мюнхенской пивной Wirtshaus zum Isartal за кружкой светлого Munchner Hell встретились два совершенно разных человека. Судите сами: одного звали Людвиг, другого Владимир, первый ростом ниже среднего, второй — верста коломенская, один коренной немец, другой урождённый москвич. Объединяло их лишь одно: оба страстно любили горы.

Вообще, мюнхенские пивные отличаются не самой надёжной репутацией. Именно в них, если кто помнит, в 30-х годах прошлого века пустила корни одна из самых неприглядных авантюр столетия. Однако, авантюра авантюре рознь. Та, которую обсуждали наши герои, была совершенно иного толка.

Из пивной пены, как в своё время Афродита из пены морской, появилась на свет отличная идея: а не собрать ли по лету достойную компанию да не сбегать ли этой компанией на пик Ленина… Warum, как говориться, nicht? Так всё и закрутилось.

ДВЕНАДЦАТЬ

Андрей не был альпинистом. Он любил лыжи, велосипед, сёрфинг, эклеры и детей. У Андрея был, пожалуй, только один недостаток — знакомство с мюнхенским Володей. Это его и сгубило. Звонок с предложением поучаствовать в памирском восхождении застал его врасплох — он просто не смог ответить «нет».

Мы с Андреем-2 (в этой истории с Андреями явный перебор, поэтому рязанские далее будут именоваться Андрей-1 и Андрей-2) как раз в это время напряжённо искали альтернативу не состоявшемуся по причине китайской олимпиады восхождению на Чо Ойю (8201 м). Из-за протибетских волнений власти Поднебесной закрыли со своей стороны Эверест и вышеупомянутую вершину, а заодно в вежливо-ультимативной форме попросили сделать то же самое соседний Непал, оставив нас, таким образом, не у дел. Так что идея с пиком Ленина пришлась ко двору.

Кроме нашей троицы мюнхенским энтузиастам удалось сбить с панталыка двоих соотечественников, четырёх калининградцев и одного поляка. Итого двенадцать.

Гуляет ветер, порхает снег.
Идут двенадцать человек.

Нам, однако, было не до лирики. Куда больше волновала физика (в смысле, физподготовка), снаряга и прочие оргвопросы. Времени и ресурсов на всё это хозяйство впритык, но хватило, а дальше — по накатанной. Знакомый до последней кочки маршрут Рязань-Домодедово, очередная безуспешная попытка протащить в ручной клади основную верёвку и высотные ботинки под видом предметов первой необходимости и до боли привычное ощущение, что забыто что-то очень важное. Да нет, не похоже. Неотложные, на первый взгляд, дела оставлены на потом. Любимая семья оставлена ждать погоды у Средиземного моря. Последние рубли оставлены в Duty Free. Никто не забыт и ничто не забыто.


О ЧЁМ БАЗАР


Вам когда-нибудь доводилось бывать на настоящем восточном базаре? Вдыхать запах сотен пряностей, из которых вы можете назвать в лучшем случае пару десятков? Выбирать с видом знатока лучшую дыню на развале, не уступающем размерами Лужникам? Торговаться до потери голоса с седобородым аксакалом из-за местных копеек, которые вы дома и за деньги-то не считаете? Нет? Тогда извините — с Азией вы не знакомы.

Ош — второй по величине город Киргизии, и именно базар, а не какая-нибудь там площадь Ленина, — его сердце. А также мозг, лёгкие, желудок и дальше по списку. Здесь мы потратили не один час, закупая недостающий провиант, а попутно приобщаясь к восточному образу жизни. Всё остальное время было проведено за достарханами в окрестных чайханах: дегустация достижений туземной кулинарии — дело, не терпящее суеты и спешки. Гурманам можно порекомендовать лагман — самодельную лапшу с мясом и овощами, манты — гигантские пельмени, приготовленные на пару, и самсу — местную разновидность пирожков с мясом. А плов всё-таки лучше удаётся узбекам.

Если же говорить об общих впечатлениях, то в Киргизии, как нам показалось, сложился так называемый «благоприятный туристический климат» для наших сограждан. Антироссийские настроения остались только в памяти старожилов, русский язык звучит на каждом шагу, являясь, по сути, вторым государственным, цены на основные товары почти в полтора раза ниже, чем дома, рубли на местные тугрики меняют на каждом углу. Заповедный Иссык-Куль, трофейная охота, горнолыжные курорты... Зачем Европа, когда есть такая Азия?


ШАГ ВПЕРЁД, ДВА НАЗАД

Вряд ли кто-то, кроме учителей истории на пенсии и отставных замполитов, сегодня помнит, о чём писал Ильич в вышеупомянутой нетленке. Нас она интересует по другой причине: в этой пошаговой стратегии отражена самая суть процесса акклиматизации. Радиальные выходы, заброски, установка промежуточных лагерей — всё это неизбежно заканчивается откатом на исходные позиции. И так неделя за неделей, вплоть до самой вершины. Для здоровья оно, конечно, полезно, но вы не представляете, как раздражает это «туда-сюда».


Как всегда не обошлось без внештатных ситуаций. В одном из промежуточных лагерей ближе к вечеру захандрил Андрей-2. Когда нашли градусник, стало совсем тревожно — почти 39. Дальнейший ход событий был очевиден: первой же утренней лошадью вниз, под опеку местных айболитов. Но оставалось ещё пережить ночь, в течение которой мы с Андреем-1 как две Арины Родионовны отпаивали пациента горячим чаем и подсовывали ему под мышку термометр. К утру он показывал 36,1. Перестарались, однако.

Ещё одна особенность акклиматизации — даже если никуда не идёшь, сидеть без дела всё равно нельзя. Стоит забиться в палатку и расслабиться — пиши пропало. Горняшка сожрёт тебя с потрохами. На этот случай есть ноу-хау, которое с гарантией взяло бы гран-при в номинации «Оптимальный вид деятельности для успешного прохождения акклиматизации в условиях высокогорья». Речь идёт о пирамидах.

 


Эту тему я подсмотрел в Непале. А тут как на заказ выдался свободный денёк на морене — самое время собирать камни. Земляки поддержали почин, и к ужину нам удалась изящная конструкция высотой в человеческий рост. Остальные поначалу взирали на нашу возню недоумённо-скептически. Однако уже в пять утра после бессонной ночи первый из калининградцев вылез из палатки и нетвёрдыми шагами отправился искать подходящий камень для фундамента. С наступлением дня ряды строителей пополнились, и к вечеру напротив нашей пирамиды возвышался новый монумент, почти на полметра превосходящий её высотой.

И напоследок иллюстрация к вопросу о мистических свойствах, часто приписываемых пирамидам.

Сооружение калининградцев, по словам очевидцев, рухнуло аккурат в день их восхождения. Рязанская пирамида развалилась на наших глазах, когда мы проходили мимо, спускаясь с вершины. Если это не мистика, тогда я не знаю.

НОЧНОЙ ДОЗОР


К вечеру перед штурмом запуржило. С первыми сумерками, накачавшись под завязку горячим чаем, мы завалились в палатку в надежде ухватить хотя бы малую толику сна. Вместо этого ухватили очередное приключение на ту самую многострадальную часть человеческого организма, которая без этих приключений, похоже, жить не может.

С характерным треском проснулась рация: «Третий лагерь, ответьте базе». Следом с характерными, не вполне литературными восклицаниями проснулись мы. Вскоре выяснилось: полтора десятка человек, по разным причинам задержавшихся наверху, зависли на последнем перегибе и не могут найти дорогу к лагерю. Ничего удивительного — ночь, пурга, видимость близка к нулю. В общем, дело труба, и эта труба зовёт.

Сборы были недолги. Когда отряд импровизированных спасателей выбрался за окраину лагеря, кто-то наконец озвучил тревоживший всех вопрос: кто-нибудь знает, куда идти? Молчание, повисшее в морозном воздухе, было красноречивее любых слов.


Буквально на ощупь добрели до перемычки, а там по чистой случайности натолкнулись на полузаметённую тропу, ведущую в нужном направлении. Ау, люди, где вы? От сердца отлегло, когда сверху замелькали тусклые блики фонарей. Состояние найдёнышей порадовало: самочувствие у всех удовлетворительное, травм и обморожений нет. В общем, отделались лёгким испугом. Однако в лагерь мы вернулись уже заполночь, и об утреннем штурме не могло быть и речи.

Следующий день дался нелегко — все идут, а мы сидим. Бездействие рождает расслабленность, расслабленность рождает сомнения: как-то всё сложится завтра? Всё-таки выше 7000 м никто из нас ещё не заглядывал, а для некоторых и шесть километров — уже личный рекорд. Сомнения рассеялись, когда сгустились сумерки.

ПИК НАПРЯЖЕНИЯ


Многим спортсменам знакомо это ощущение. Оно приходит вечером накануне серьёзного старта. Всё лишнее и наносное отступает на второй план, твоим существом безраздельно владеет кристально ясная, без добавок и примесей Цель. Все предыдущие рекорды и достижения — ничто, прошлого нет, будущего — тоже. Есть только Ты и Цель. Кто кого.

Три будильника, звонящие одновременно (завели всё, что было), проигнорировать невозможно. Через пять минут стало ясно, что предметы окружающего мира объявили мне беспощадную войну. Молнии наотрез отказывались застёгиваться, шнурки самопроизвольно запутывались невообразимыми узлами, кошки постоянно норовили улизнуть, зарываясь как можно глубже в снег. Безвыходное противостояние с этим предстартовым полтергейстом продолжалось вплоть до самого выхода.


Штурм отложился в памяти каким-то пунктиром. Спуск, подъём, снова спуск, дальше Нож (крутой ледовый взлёт), опять подъём, плато, ещё подъём… Четырнадцать слов, за которыми семь часов работы на пределе человеческих сил. Дальше, по логике вещей, должна была следовать вершина, но пик Ленина оказался, мягко говоря, не совсем пиком. Перевалив за семь тысяч метров, мы оказались на краю огромного поля, тут и там усеянного холмами. Поиски самого высокого из них, на котором и обнаружился заветный тур, продолжались ещё битый час.

Всего из двенадцати до вершины добрались восемь участников команды, в том числе все рязанцы. Последним в лагерь вернулся Андрей-2, прогулявший в тот день почти двадцать часов. Свою задержку он аргументировал коварными свойствами борща, сваренного накануне Андреем-1, но это уже совсем другая история.

ПРЕКРАСНОЕ ДАЛЁКО


Ещё не отзвучали победные тосты, не закончились массовые интернациональные братания, не вернулся в естественное состояние поставленный на уши базовый лагерь — а в его кулуарах уже вовсю обсуждался извечный альпинистский вопрос «куда дальше?». Что касается нас — куда угодно. Мы за любой кипеж, кроме голодовки. Есть желание побывать на остальных памирских семитысячниках. Очень хочется ещё несколько сезонов полазить в Непале. Кроме того, никто не отменял проект «7 вершин — Рязань»: впереди пик Костюшко (Австралия), массив Винсон (Антарктида) и Эверест (Азия). Все эти вершины требуют серьёзной подготовки, в связи с чем хочется надеяться, что партнёрские отношения с региональной властью, сложившиеся в год 70-летия области, продолжатся и при новом губернаторе. А то в мире ещё слишком много гор, на которых пока не видели рязанского флага.

Роман Черняев

  • 12.9.08 11:44 АлексейЯнаки. Поздпавляю спобедой! Упорство и боевой настрой впечатляют. Отличный отчет.

  • 9.9.08 19:09 Panthera Молодцы!)) Отличный отчет, и фото - супер)) Так держать!)))

  • 8.9.08 23:07 iz Ребята с победой! Не теряйте высоты!
    Рома, а че так коротЭнько написал?




© taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.