В каньонах затерянной реки (Ченаб 2009)

В каньонах затерянной реки (Ченаб 2009)

Паспорт маршрута.

Вид маршрута................... водный
Категория сложности........... VI
Средства сплава.............. три четырехместных катамарана (~ 3 – 4 тонны)
Нитка маршрута ...............г. Москва - г. Дели - сплав по р. Ченаб (Chenab) – г. Дели - г. Москва.
Протяжённость маршрута........Сплав по р. Ченаб ок. 200 км
Количество участников.........12 человека
Сроки маршрута............... с 26.09.2009 по 17.10.2009
Руководитель - Гусев Борис (Рязань)
Дополнительная информация:.....форуме, фотографии, сайты: http://taganok.ru, http://www.nord-ost.net, http://kat2.ru

Клип Б. Гусева (Таганок) "Клевое место"
Клип от Жука (Норд-Ост): "Ченаб, путешествие в запретную страну"

команда

Наш автобус пылил по дорогам Индии, направляясь из окутанного смоком Дели на север, в сторону Гималаев. Большинство участников команды, заправленные пивом или виски, безучастно смотрели в окно – это был третий подряд гималайский маршрут для них, и все проплывающее за окном им было не в новинку. Остальные же откровенно глазели на диковинный для европейца мир.

Наш путь пролегал строго на север, сначала через предгорья, затем вверх по долине Kullu, мимо городка Манали, и наконец через высокогорный перевал Rothang Pass в долину реки Chandra (одного из истока реки Chenab), с которой и начинался наш двухсоткилометровый маршрут по воде высшей категории сложности. Прохождение реки Chenab стал основным событием года для туристов – водников из Москвы, Рязани и Спасска-Рязанского. Костяк группы составили опытные ребята из команд: taganok, kat2 и nord-ost.

Общая информация о маршруте

Ченаб (Chenab) Chenab, река в Индии и Пакистане. Длина около 1100 км. Образуется от слияния рек Bhaga и Chandra и вытекает из западного Lahaul на равнины Jammu. Берёт начало из ледников Зап. Гималаев, в пределах Индии течёт в глубоком ущелье. Питание от таяния снежников и ледников, а также дождевое (главным образом во время летнего муссона). Повышенная водность с июня по октябрь, низкий сток зимой. Средний расход воды по выходе из гор 890 м3/сек. Особенно привлекательно со сплавной точки зрения выглядит ущелье между поселками Udaipur и Kishtwar. Воозможность прохождения может зависеть от социально-политической обстановки в Jammu&Kashmir.

Сплавной участок реки предполагал не менее 300 км захватывающих приключений, и нам было удивительно, что эта река до сих пор привлекала к себе так мало любителей «белой» воды. До поры до времени сдерживающим фактором могла видимо служить относительно неспокойная ситуация в штате Jammu&Kashmir, по которому и проходит нижняя половина маршрута. Единственная полноценная попытка пройти Chenab (завершившаяся успешно) была предпринята в 2003 году группой экстремальных каякеров, называющих себя «WhiteWater Warriors» - «Рыцари белой воды» под руководством Allan Ellard (Великобритания) http://www.riverkore.com и Mike Abbot (Н. Зеландия). Allan Ellard и Mike Abbot в составе международной экспедиции прошли, считающуюся «Водным Эверестом», реку Tsangpo в 2002 году и тот факт, что их внимание привлекла река Ченаб, говорит о многом. В состоявшейся короткой переписке Майком было озвучено, что на реке много «белой» воды, и что мы crazy Russian если собираемся пойти туда. Даже в их экспедиции не обошлось без обносов ряда сложных порогов, поэтому мы готовились к настоящему поединку со стихией. На подготовку и сбор материала ушло около года. Описание, оставленное нашими предшественниками, оказалось весьма скудным, и мы готовились идти маршрут практически в режиме первопрохождения, зная только, что на реке нет глухих неразведанных каньонов или каких-то прелестей подобного рода. Исходя их этого и ряда других факторов, случайных людей в команде не было; все - проверенные ребята с немалым послужным списком. При прохождении маршрута такого рода человеческий фактор играет важнейшую роль для успешного достижения поставленной цели, и все должно работать только для решения поставленной задачи. Сроки нашей экспедиции были выбраны немного более ранними, чем у каякеров, тем самым планируя попасть все же на несколько большую воду, в которой наши четырехместные катамараны чувствовали бы себя более уютно при прохождении препятствий со сложной линией движения в захламленном камнями русле. К тому же мы хотели проскочить высокогорную часть маршрута по более теплой погоде, поскольку было известно, что уже в начале октября в тех местах все окружающие перевалы бывают под снегом, что к тому же могло привести к трудностям при заброске.

Заброска

Почти год подготовки позади, и вот мы стоим на четырехтысячной высоте перевала Rothang Pass и вглядываемся с некоторым придыханием вперед и вниз, в тот мир камня и воды, который будет нас окружать следующие две недели.

Уже в полной темноте наш автобус спускается к реке и выбрасывает нас из своего чрева. Возникает знакомое чувство заброски, когда ты покидаешь последнюю ниточку, связывающую тебя с теплым миром цивилизации, и вступаешь в сумеречный пока еще мир автономного маршрута. В свете фонариков бегущий поток воды кажется нам широким, грязным и вздувшимся. «Неужели на реке еще держится высокий уровень воды!?» - задаемся мы вопросами. «Что же будет ниже по течению, когда Ченаб наберет всю свою мощь?» С этими мыслями мы забываемся своим первым, беспокойным сном на реке.

Поехали

Утро встретило нас более приветливо. Вокруг возвышались белоснежные вершины, сжимающих реку хребтов. В первых лучах солнца река не казалось такой уж страшной. Уровень воды мы оценили порядка 50-ти кубов. Но все равно, честно говоря, мы надеялись на меньшее, ведь мы находились на одном из истоков Ченаба – речке Chandra, которая через 40 км должна была соединиться со своей второй составляющей – речкой Bhaga, и расход воды должен был увеличиться сразу вдвое. Как можно быстрее построили наши катамараны, расфасовали продукты и уже после обеда «встали на воду». В этот день смогли пройти не более часа, но эффект того, что мы начали движение был достигнут: основная, водная часть маршрута началась!

Ночами довольно холодно, по утрам все покрыто инеем – мы находимся на высоте более трех тысяч метров. Перед экспедицией была установка на максимальное облегчение выходного веса, поэтому вместо палаток – легкие большие тенты, у некоторых и легкие спальники, одежды тоже по минимуму, поэтому от захода солнца и до его восхода люди одевают на себя практически все, что есть с собой. Граница тепла и холода четко очерчена присутствием солнца на небе, как только оно заходит за горы моментально становится ощутимо холоднее. Готовить пока еще приходится на горелке – до появления по берегам леса надо скинуть еще несколько сот метров.


и столько воды уже на второй день сплава!

На второй день начинаем ощутимо скидывать высоту. Вкатываемся в реку, мимо нас проплывают красивые пейзажи, потрясающие водопады, грандиозные горы вокруг. Препятствия пока еще несложные, 3-4 к.с, шиверного типа; на их фоне выделялся один двухступенчатый порог «Муди», названный так в честь талисмана нашей группы: купленной нечаянно мягкой игрушки на одной из развалов по дороге из Дели. Запомнилась «мини-экскурсия» в ледниковый лавинный выброс (не растаявший за лето), в котором ручей пробил тоннель, выходящий к самому берегу реки. Под конец дня прошли слияние с Bhaga, с этого места река стала носить гордое имя Ченаб. Bhaga оказалась немного меньше чем Chandra, и общий расход воды мы теперь стали оценивать под 80-90 кубов. Остановились на ночевку на крутой излучине реки перед протяженным мощным порогом, справедливо полагая, что под вечер такие препятствия по возросшему вдвое расходу проходить не следует. За день, за 35 км сплава скинули порядка 250 метров; по берегам появились первые деревья, и отныне мы не пользуемся горелками.

Утром все еще приходится отбивать катамараны от инея – ночью по-прежнему заморозки. Первый серьезный порог на реке мы справедливо окрестили «Первый Ченабский»: длинный, мощный, изматывающий. Возросшая мощь реки порождает и соответствующего размера бочки, которые тормозят катамараны и пытаются сбросить их с намеченной траектории. Еще не до конца сроднившись с рекой, пытаемся объезжать самые крупные из них, словно приглядываясь к ним и откладывая более ближнее знакомство на потом. Река все больше начинает сжиматься ущельем и ускорять свой разбег. Препятствия начинают принимать локальный характер с ярко выраженным перепадом и неоднозначной турбулентностью водного потока. Мощь реки с каждым километром возрастает, поскольку с бортов ущелья постоянно вливаются большие и маленькие ручьи. Где-то после обеда оказываемся перед скальным сужением с очень сильной заходной шиверой и крутой бочкой поперек всего русла на выходе. Препятствие оказалось явно ощутимо даже для наших больших катамаранов; один из них хорошо попридержало в бочке. Немного ниже справа впал еще один крупный приток – если так продолжится и дальше, то расход может начать увеличиваться уже в геометрической прогрессии… Здесь же на стрелке расположен крупный поселок Udaipur – главный населенный пункт долины Pattan. После поселка река по карте должна втягиваться в каньон с большим падением. Карта не обманула, и после очередного порога с хаотично разбросанными крупными бочками по всей ширине реки мы понимаем, что это и есть его начало, и логично рассудив, заканчиваем сплав на сегодняшний день: впереди река куда-то заворачивает и сжимается скалами, начиная втягиваться в каньон. Стал накрапывать дождик, и сделалось очень пасмурно и вместе с тем как-то неуютно и зябко. Настроение смог улучшить только вкусный ужин и немного виски. Этот день оказался такой же продуктивный – мы прошли примерно 40 км и скинули еще 250 метров по высоте.

в каньоне Удайпурский

С утра начинаем прохождение каньона с красивыми высокими стенками. Называем его Удайпурский, согласно населенному пункту. Каньон продолжительный, общей протяженностью полтора десятка километров. Река уже не имеет ничего общего с той, что увидели мы, спустившись с перевала. Она, стокубовая, начинает падать мощными локальными ступенями; их много и, как правило, все их надо разведывать, поскольку некоторые турбулентности сопоставимы с размерами наших судов. Идем короткими перебежками, с постоянными просмотрами и подстраховкой, где это требуется. Темп движения по реке замедлился по сравнению с предыдущими двумя днями. В одном из порогов, с декорациями в виде рыжих скал с причудливыми вымоинами, крутая, косая заходная бочка перегораживает все русло, после чего большая часть реки еще и застревает в пульсирующем котле. Надо отметить, что это, наверное, был первый порог, заставившийся нас несколько призадуматься перед его прохождением. Но порог успешно пройден, что не может не привнести долю позитива в настроение группы. Участники команды все больше пропитываются уверенностью в достижении намеченной цели. Еще ряд препятствий и каньон заканчивается. Несмотря на кажущуюся дикость ущелий Ченаба в местах понижений стенок ущелья, то и дело перекинуты подвесные мостики и видны следы деятельности человека – перенаселенность территорий современной Индии заставляет людей проникать в самые, казалось бы, неприспособленные для жилья места. После выхода из каньона Ченаб немного успокаивается и концентрация препятствий слегка уменьшается. То и дело за тем или иным поворотом открываются восхитительные виды на окружающие снежники. Но река недолго дает нам любоваться этими красотами, снова начиная сужаться очередным каньоном (названный нами «Ледниковым»). Почти в самом его начале слева, красивым узким водопадом, вливается очередной приток, на берегу которого мы и решаем обустроиться на ночлег. Над лагерем растекается дружественная атмосфера. В этот вечер допоздна из ущелья слышались мужские голоса, подхватывающие припев за припевом то грустной, то веселой песни.

С утра вся утренняя сонливость смылась на первых же ста метрах, в пороге «С добрым утром!». У нас сложилась хорошая традиция называть так в каждом маршруте неожиданные, мощные пороги, расположенные сразу за стоянками, в которых умывает с головой. Каньон продолжается. В некоторых местах он очень узкий и сжимает реку абсолютно вертикальными стенками. Препятствий в каньоне много; они представляют собой мощные, но локальные водоскаты. Большой сплавной опыт позволяет нам «читать» их «с воды» и проходить большинство из них сходу, но это нисколько не понижает их категорийность, поскольку не стоит забывать о большом расходе реки, который может играть с вашим катамараном как с щепкой. И порой чувствуешь себя этой щепкой, погружаясь в глубокие бочки или взлетая на крутых валах. Внутри каньона мрачно и промозгло. Постоянно преследует неприятное ощущение опасности за каждым поворотом. Но как же красиво и величественно в этом уголке Гималаев, на дне затерянных ущелий и каньонов!

"Бросок мангуста"

"Бросок мангуста"

Пороги и каньоны идут нескончаемой чередой. Ченаб так насыщен препятствиями, что к вечеру уже не помнишь большинства из них, акцентируя внимание только на самых ярких. Начинаем использовать видеокамеру как диктофон, чтобы не запутаться потом при написании лоции. В тот день запомнился «Бросок мангуста» - очень эффектный и мощный пороге, в котором весь поток, неуправляемый словно дикий зверь бросками мчится куда-то вниз, упираясь там в широкую глубокую бочку. Прохождение порога напоминает прохождение виража где-нибудь на американских горках. Это уже стала совсем серьёзная река.

Чуть ниже по течению мы совершили свой первый обнос очень неординарного места, в котором все сто кубов со скоростью курьерского поезда врезаются в четырехметровую щель, в которой стоит огромная пульсирующая подушка, бьющая под нависающие скалы левого берега. Очень непрогнозируемое место, в котором мы решили не испытывать судьбу. Здесь же, наверху на опушке очень красивого хвойного леса мы предпочли заночевать после обноса.

Следующий день не принес каких бы то ни было сюрпризов: короткие каньоны сменяли друг друга, напоминая смену декораций в театре между действиями. Мы привыкли к реке и живем с ней единым организмом. Ползем километр за километром, медленно, но верно продвигаясь к намеченной цели. Ощущение того, что мы находимся в удаленном от привычных туристических троп районе и того, что окружающим горам не привычно видеть здесь белого человека, подталкивает нас все время вперед. Река, тем не менее, тоже не остается равнодушной к тому, что на нее посягнул человек и преподносит нам под вечер сюрприз в виде полуторакилометрового каскада, разведка которого занимает весь вечер и навевает на ночь глядя неприятные мысли о возможном обносе.

в тяжких думах

Каскад действительно неприятный: из четырех ступеней условно-проходимыми являются две (первая и третья), еще две практически не оставляют шансов на удачное прохождение, либо вероятность аварии (с последующими неприятными последствиями) в них крайне велика. Безусловно, можно было бы задаться целью обработать каскад с частичным или даже возможно полным прохождением всех ступеней, (с выставлением надежной страховки, обработкой каждой ступени с отдельности и т.д.), но для этого нам потребовалось бы значительно больше времени, чем отпущено для реки, идущейся, практически, в режиме первопрохождения. С тяжелым сердцем все же решаем обносить каскад целиком. Тяжелый обнос в две ходки, с форсированием бомов и перетаскиванием катамаранов через огромные булыганы, занимает почти всю светлую часть дня. Еще раз подтвердили свое очевидное преимущество разборные поперечины: нести располовиненные каты намного легче и удобнее. Место, откуда можно стартовать никак не пригодно для стоянки, но очевидно, что все силы оставлены на обносе, поэтому решаем ночевать под открытым небом, на камнях. Каждый находит себе «лежбище» поудобнее, раздвинув камни, или наоборот, натаскав их для выравнивания площадки. Серега Суслов (Жук) поднялся на полочку в лес, но через час после отбоя прибежал со всеми вещами, заявив, что вокруг него постоянно светятся чьи-то глаза и бегает что-то черное. В такой ночевке тоже есть что-то особенное: к твоему сну примешивается совсем близкий шум реки, свет далеких звезд будоражит воображение, отблеск луны заставляет задуматься о чем – то мистическом…

На следующий день проплываем поселок Killar – он где-то над нами и мы его визуально определить не можем, но JPS не врет, и это означает, что мы неминуемо приближаемся к границе штатов: Himachal Pradesh и Jammu & Kashmir. В пороге «Лабиринт Минотавра» смогли наконец привязаться к фильму, снятому по экспедиции А.Элларда на эту же реку в 2003 г. По камням видно, что уровень воды у нас как минимум на полтора метра выше.

Путешествие по каньонам Ченаба продолжается. Понимание того, что ты идешь без лоции, по незнакомой фактически реке постоянно подхлестывает интерес. Ты находишься в постоянном нервном напряжении и ожидании очередной «terra incognito» за каждым поворотом. Где-то карабкаемся по береговым камням, старясь разглядеть, что скрывается за очередным изгибом реки, где-то идем сходу, когда видим «зеркало» в конце препятствия; на однотипные пороги типа «водоскат» - «зеркало» уже не обращаем внимания. Расход воды в реке с каждым днем, с каждым новым притоком, неуклонно растет. Сейчас по нашим оценкам уже больше 150 м3/с. Мощь реки чувствуется всеми «жилами» организма. В русле стали появляться огромные камни. Некоторые из них - это огромные «троллейбусы» с красивейшими вымоинами, которые лежат здесь, наверное, не одну тысячу лет и каждый год шлифуются потоками воды и песка. Очередная ночевка в очередном сюрреалистичном месте, когда противоположный берег представляет собой пятисот метровую скалу, с водопадным ручьем, падающим практически с самого верха каньона и узкую щель дороги, прорубленную где-то посередине; и эта дорога является призрачной нитью, связывающую тебя до сих пор с отголосками цивилизации. Наш лагерь чем-то напоминает стоянку древних викингов: кто-то поправляет амуницию, кто-то залатывает раны, капитаны проверяют свои суда – драккары, кто-то исполняет ритмические движения (с наушниками в ушах), дежурные копошатся над ужином.

Каскад "Космический" (вид сверху, с дороги).

во "Втором Космическом"

выходная часть Каскада "Космический"

Девятый день на реке снял всю лирику, описываемую выше, после того как мы уперлись в «Космические» пороги, названные нами так потому, что их было хорошо видно из космоса. После препятствия «Второй Космический» начинается каньон «Готический» - последний из пройденных нами на Ченабе. Уровень сложности в нем на порядок выше того, что было на реке до этого. Большая часть каньона состоит из последовательности препятствий шестой категории с пятерочным фоном между ними. Расход воды мы оценили порядка 150 м3/с. Линию движения невозможно увидеть сходу. С наплыва виден только большой перепад и нагромождение «величественных» камней, между которыми сплошная «белая» вода. Всякого рода турбулентность в потоке очень опасна! Сплав был на грани возможностей наших судов. Подойдя ко «Второму Космическому» мы сначала не поверили своим глазам – такого мы не ожидали от этой реки: весь Ченаб всей своей шириной валился куда-то вниз через ряды крупных «троллейбусов». Вода просто вскипала на пути потока. И даже, пройдя препятствие не по основной струе, мы получили изрядную дозу адреналина. Но при разведке этого порога мы видели, что дальше картина русла выглядит еще более угрожающей. В более близком приближении наши опасения подтвердились – мы уперлись в мега-каскад (Каскад «Космический»), в котором на положительный исход можно было надеяться, разве только сплавляясь на «бубле». Порог напоминал кусок «Карагемского прорыва» с парой совершенно недружелюбных бочек, явно «ждущих свой обед», одна из которых к тому же была заперта подпорным камнем для любого средства сплава, и решение об обносе выглядело логичным, хотя наиболее горячие головы и высказывались о сборе штурмового экипажа. При обносе по полке правого берега мы наткнулись на чудесную полянку под раскидистыми хвойными деревьями, которая напомнила всем нам нашу родную среднюю полосу. Заканчивался 9-й день сплава. Физически и психологически команда устала от постоянного напряжения и ожидания неизвестного за каждым поворотом реки, поэтому решено было назначить день отдыха и совместить его с дальнейшей разведкой всего каньона вплоть до пос. Atholi с дороги, идущей высоко по борту ущелья.

вид на возделываемые поля над каньоном Готический

в каньоне Готический

в каньоне Готический (порог Рязанский)

в каньоне Готический (порог Рязанский)

На дневке часть команды выдвинулись в сторону Atholi с целью разведки реки и поисков пищи. На дороге наткнулись на блокпост, в котором, огороженными мешками с песком оказалось два индуса с винтовками и пулеметом, не говорящих ни слова по-английски. Мы сперва озаботились этой дзотом, но потом поняли, что они и сами не меньше нашего были удивлены и взволнованы, увидев нас на дороге. Видимо никаких инструкций по контакту с иностранцами (коих в этих местах и быть то не должно) то они сделали вид, что их совершенно не интересует, куда двигается толпа иностранцев в красных одеждах. Перекусив по дороге в маленькой деревне свежесваренными яйцами, мы весело отшагали до самого Atholi (порядка 15 км), рассматривая с высоты нескольких сот метров реку в глубоком каньоне. Дорога частично идет по склону, покрытому хвойным лесом, с красивейшими видами на каньон и все ущелье Ченаба. Затем на полпути она превращается в узкую колею, прорубленную в вертикальной скале. Все очень фотогенично. Идиллия. С дороги видно несколько плохопросматриваемых (явно сложных) мест на реке, но в целом мы приходим к выводу, что участок идется. Atholi расположен в расширении долины на стрелке с крупным притоком справа. В поселке нами были подмечены: буддийский школа-монастырь, мечеть с высоким минаретом и религиозное местечко явно индуистского формата – вот так в этом уголке земного шара одновременно уживаются сразу три религии. Алкогольных напитков нет ни в каком виде – сказывается мусульманская основополагающая штата Jammu & Kashmir. Затоварившись продуктами и свежим мясом уже под вечер вернулись в лагерь, где несмотря на начавшийся к нашему удивлению дождь (в Гималаях осенью дожди как явление крайне редко) мы не отказали себе в удовольствии приготовить поистине праздничный ужин.

На утро река все же показала кто здесь хозяин. Мы, казалось бы, обнесли самую сложную часть каскада «Космический» и стартовали в уже выходную часть, и рязанский кат прошел успешно по «языку», но второму, московскому кату, приспичило поехать через основную бочку, и уж было пробили ее, но не учли (не заметили) мощной «обратки» из-за запирающего камня. Целых девять минут ребята на берегу наблюдали картину, как катамаран выходил из бочки, его экипаж безнадежно цеплялся за «мертвую» воду, и тут же съезжал обратно в чавкающую пасть. Судно вставало на «свечки», но видимо, благодаря тому, что было груженое, не позволило себя перевернуть. Правого носового в одном из «заезде» смыло с палубы, но его вовремя подхватили и вытянули на палубу. Предсказать, чтобы стало бы с человеком в этом капкане, не взялся бы никто. Да и катамаран, каким бы он не казался надежным, через какое-то время начало бы разбирать. Единственной отмычкой к этому месту оказалась негабаритная щель по левому борту, куда и смог экипаж буквально запихнуть свой кат. Отдышавшись, ребята просто вылезли на камень и перекинули кат через него, в сторону от злосчастного места. Качели судьбы остановили свой разбег на нашей стороне, но река показала свой характер еще раз и на этот раз серьезно. Экипаж третьего ката решил поберечь себе нервы и стартовал ниже этого места. Надо отдать должное, что с дороги это место смотрелось очень достойно, и мы его видимо недооценили. Далее река продолжает свой бег в каньоне, сильно замусоренном огромными обломками скал, но уклон при этом не очень большой, и мы успеваем выполнять необходимые маневры, уходя от навалов и выискивая себе чистые проходы между ними. Порог после подвесного моста мы назвали «Красная площадь». Как оказалось позднее - капкан: мощный слив с бочкой выносит на «подушку» в улов под правый берег, запертую с одной стороны камнем, с другой – бешеной струей от слива. Вода в улове вращается и «дышит», постоянно меняя свою высоту, бросая судно из стороны в сторону, и чтобы выйти из него, необходимо бросить катамаран носом обратно под слив, в самый центр бочки. Выхода из «дыщащего» улова на берег нет. С берега показалось, что мы все-таки сможем пробить слив как можно левее и уйти там самым от капкана, но на практике оказалось, что суда просто стаскивает в правую часть слива и выбрасывает в западню. Сидя в упорах в мертвом улове понимаешь, в какую западню ты угодил, когда с двух сторон скалы, с третъей – бешеная струя высотой около метра, а с четвертой – клокочущая яма бочки, глубина и высота которой просто завораживает. При этом улов «варит» по часовой стрелке, то опуская вниз, то подкидывая вверх. В капкан попали все три экипажа, но, если более объемным рязанскому и норд-остовскому катам проще было запустить себя снова под слив, то с палубы наименее объемной третьей четверки ехать обратно в ужасающую размеров и мощи яму, чтобы вырваться из западни, хотелось меньше всего, и ребята опять повторили рекорд по зависанию в пороге. После таких приключений в этот день хотелось только ощутить землю под ногами и несколько капель согревающего внутри, что мы скоро и получили, разместившись под вечер на неудобной, но такой родной твердой поверхности стоянки.

"Красная площадь"

"Красная площадь" - вид снизу

Двенадцатый день на маршруте стал фактически последним сплавным днем. Он же стал и одним из самых насыщенных. Весь день мы штурмовали мощные, сложные, замусоренные камнями пороги Готического каньона. Вода на протяжении многих веков пробивала себе путь сквозь нагромождения обломков скал, обтесывала монолитные стены, шлифовала твердые грани породы, создав при этом ни с чем несравненную, свою, каньонную архитектуру. Под конец дня начинаешь свыкаться с мыслей, что ты как будто находишься на работе: прыжок – чалка – просмотр –прыжок, и так без конца; что другого мира не существует: ты пришел на реку давно, ты идешь по ней издалека, проходить эти каньоны – твое предназначение… Недаром говорят: «река – это жизнь», Реку не проходят – реку «живут». Живут ею, ее дыханием, ее ритмом, сливаясь с ней в одно целое.

Уже под вечер мы подошли к препятствию, над которым видимо когда-то велись работы по расчистке дороги, т.к. весь берег был усеян острыми обломками скал. Порог имел перепад около четырех метров с двойным сливом и огромным упавшим «петухом» посередине. Оба берега были вспаханы, словно после бомбежки. Под левым берегом слив казался чистым, куда и поехал первый, московский катамаран. Прыгнули, упали в пену, всплыли и буквально за несколько секунд правый баллон превращается в жалкий кусок материи. На одних наплывах, по пояс в воде, успеваем аварийно зачалиться. С трудом вынимаем катамаран на камни и переворачиваем – шкура и внутренний баллон пропороты и порваны почти в лоскуты. Остальные экипажи явно не желают увечить свои боевые машины и спешно обносятся, после чего отходим в сторону и разбиваем лагерь довольно высоко на склоне, подальше от места «бомбометания».

Вечером у костра держим совет. Буквально за следующим поворотом реки поселок Atholi, до которого мы разведали реку, и куда снизу подходит асфальтированная дорога. После Atholi, по всем картам, снимкам из космоса и описанию, Ченаб входит в очередной каньон, который тянется почти полсотни километров до плотины ГЭС под городом Kishtwar. На этом участке самый большой уклон на реке, а учитывая, что перед каньоном вливается еще почти пятидесятикубовый приток (мы его видели во время разведки на дневке), то мы получаем почти двухсоткубовую речку при большом падении, зажатую в очередном каньоне. А беря во внимание, что у нас по календарю остается от силы еще только два сплавных дня, из которых полдня минимум мы потратим на ремонт катамарана, то принимаем решение заканчивать маршрут в пос. Atholi и уезжать в Kishtwar, куда за нами должна приехать заказанная еще заранее машина.

Выброска

С утра погрузили разобранный подраненный катамаран на два других, и ребята с ним по гладкой воде прошли вниз, до первого нормального места для антистапеля на окраине Atholi. Спешившийся экипаж часа за три преодолел это же расстояние по торной тропе левого берега. Антистапель, просушка снаряжения, поиск машины для выброски в Kishtwar, прощальный вечер на реке, последняя ночь под шелест воды под полной луной гималайского неба…

А на следующий день из окна машины мы увидели Нижний каньон великой реки Ченаб. Только за этот каньон ее можно причислить к этому разряду. Под нами, в глубине скальных стен яростно бились почти две сотни кубов. Количество препятствия, их мощь даже с большой высоты дороги поразила нас. Большинство препятствий длинных, каскадного типа, с большим перепадом. Можно однозначно сказать, что этот участок достоин отдельной экспедиции, по крайней мере, при нашем уровне воды. Экспедиция А. Элларда проходила этот каньон (с обносами) при уровне воды на 1,5 метра меньше нашей. Да и для катамаранных групп наверно лучше планировать его прохождение по более низкой воде, чтобы сплав не превратился в борьбу за жизнь. При беглом взгляде, мы посчитали, что надо закладывать минимум неделю на этот отрезок реки, и сильно сомневаемся, насколько адекватно пытаться идти такие вещи в конце и без того длинного и насыщенного маршрута, когда уже накапливается и психологическая и физическая усталость и приходит насыщение «водой». И если бы мы и сунулись в оставшееся время в Нижний каньон, то успели только «ввязаться в бой», не более того, и мы приняли абсолютно верное решение, закончив сплав в Atholi.

Фрагмент Нижнего каньона

Полдня в мусульманском Kиштваре: горячий душ, столы, ломящиеся от яств, звонки родным и близким, возлияния за отлично прошедшую экспедицию. По обилию внутренних войск, полиции и жандармерии заметили, что некая политическая напряженность в штате Jammu & Kashmir все еще сохраняется. По удивленным взглядам аборигенов, которыми постоянно провожали нас на улицах, было понятно, что белые люди редкие гости в этих местах. Дальше нам предстоял утомительный двухдневный переезд в тесном микроавтобусе в Дели, по дороге в который мы остановились на сутки в Дхарамсале, а точнее в местечке McLeod Ganj – нынешней резиденции Далай Ламы, пребывающего в изгнании. Удивительное место – этакий тибетский островок с монастырями, храмами и паломниками со всего мира в предгорьях индийских Гималаев. Некоторым из нас даже посчастливилось увидеть вживую Далай Ламу и выразить ему свое почтение.

Экспедиция российских спортсменов-водников на реку Ченаб успешно завершилась. Открыт потенциально интересный, сложный, полноценный маршрут шестой категории сложности в красивейшем уголке Гималаев.

Айбатулин Равиль. январь 2010 г.

Состав команды:
Рязань "Таганок": Гусев Борис, Зудин Игорь, Молодцов Сергей, Кирьяков Алексей
Москва «Норд-Ост»: Потапов Андрей, Суслов Сергей, Викулин Александр, Илюхин Аркадий
Москва, «Kat2»: Равиль Айбатулин, Александр Смирнов, Марков Александр, Дворкин Владимир



  • 26.1.10 20:38 Groza Впечатляет, кнечно) Сначала думала, что не дочитаю, но увлеклась...
    Может, не за горами ваша новая экспедиция в те края и прохождение-таки Нижнего каньона, а может, теперь кто-то еще вдохновится на такое путешествие...как знать))




© taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.