«Црна Гора»
/Черногория, р. Морача, р. Ибар/
Новая страница 2

Всё начиналось как обычно…. Загрузились в Газель, сфотографировались и поехали! Потом был аэропорт, встреча с Димой и Катей, таинственные пассы около сумок с ручной кладью, дьюти фри….     О, как изыскан и романтичен был перекус в зале ожидания! В лучших вокзальных традициях: сидя на сумках и около них, с бутербродами на газетке, расстеленной на полу, с немного раздавленными помидорами в пакетике и легким позвякиванием бутылок. Честно изъятые из кафе стаканчики раз за разом наполнялись чем-то, символизирующим нашу радость и ожидание новых приключений. И даже разбитая бутылка Мартини не омрачила это трепетное предвкушение.

«Ну, за взлёт!» – традиционно прозвучало в самолете,  три часа полета – и мы  в Черногории. Лето, тепло, цветы…    Какие же там цветы! В те дни нам казалось, что они самые яркие, самые красивые, самые чудесные цветы, какие только бывают. Всё-таки это маленькое чудо – вот так вот взять, и за три часа из ранней весны переместиться в лето, оставив дома все сложности и проблемы.  Впереди нас ждало путешествие! Две недели, наполненные водой, горами, ночными кострами и дымным чаем, дружбой и тесным общением, шутками и фразами, понятными только нам шестерым.

 

И снова загрузились в машину, и снова поехали! Черногория….    Црна Гора…..   Дорога тонкой ленточкой обвивала темно-серые скалы, уходящие в небо, ныряла в тоннели, вырубленные в этих скалах, стелилась по самому краю каньона. А внизу была Река.  Она то стремительно неслась, зажатая стенками, то вспучивалась и превращалась в белую пену, налетая на камни и обнимая их  своими прозрачными струями.  А воздух пах весенними цветами. Мы выходили из машины и вдыхали его с удовольствием и  удивлением, отвыкшие за зиму от такого аромата.

Так прошел в дороге первый день.

А потом наступило утро. Первое утро в походе.  Вечером мы не видели места, на котором разбили лагерь, а, проснувшись, обнаружили, что стоим в цветущем сливовом саду, что полянка покрыта маргаритками и одуванчиками, что совсем рядом сияют Горы.  И окружает нас солнечное лето.

И всё было бы на этой стоянке идеально, если бы не дрова. Они оказались учебно-противопожарными и категорически отказывались гореть в костре. Вечером Саша как-то сумел разжечь огонь с помощью оргстекла, пендюрки и долгого шаманства с ножом и зажигалкой в руках. Но чай у нас так и не закипел. А желание поесть супчик  вообще пришлось отложить до следующего дня, вместе с очищенными и нарезанными картошкой и луком.  Утром была вторая серия  разжигания костра. Я проснулась рано и решила к пробуждению всех остальных успеть вскипятить чай. Но не тут то было. Дрова не желали мне помогать и по прошествии получаса, когда все остальные начали потихоньку выползать из палаток, я всё ещё уговаривала костер разгореться.  Потом  ко мне присоединился Саша. Общими усилиями добыли огонь, и завтрак состоялся.  Правда, огонь горел только тогда, когда его раздували с помощью пендюрки. А стоило её опустить, как пламя тут же спадало и дрова просто стлевали в пепел.  И провела я два дня на корточках перед таганком, занимаясь ПЕНДЮРИНГОМ!

 

Сергеич, уйдя на разведку вверх по течению, долго не возвращался.  Мы с Катей тоже решили прогуляться, и пошли вверх по дороге. Красота! Со склонов стекало множество ручьев, которые  падали между камней водопадиками. Заходящее солнце освещало долину реки, поселок, и всё вокруг было словно иллюстрацией к доброй сказке из далекого детства. Местные жители приветливо с нами здоровались, пытались заговорить, а, узнав, что мы из России, очень радовались, расспрашивали кто мы, и зачем сюда приехали, приглашали в дом. От приглашений мы отказывались, но при этом не отказывали себе в удовольствии немного постоять  и поболтать, насколько это позволял нам язык. Сербский язык похож на русский, но поначалу было сложно перестроиться и мы переспрашивали и сами повторяли каждую фразу.  Расспрашивали о реке, об уровне воды в ней, о быте и жизненном укладе черногорцев. Всё было интересно и приятные беседы одна за другой маленькими бусинками нанизывались на извилистую ленточку дороги.

Мы ещё не торопясь брели вверх, когда встретили возвращающегося Сергеича. Он   шел по странной, напоминающей синусоиду траектории. Увидев нас, первым делом сказал:

 — Девчонки, в деревню не ходите!

— А в чем дело? – встревожились мы.

— Там наливают. В каждом доме.

Оказалось, что гостеприимные хозяева, увидев русского не отпускали до тех пор, пока тот с ними не выпьет! Они считали, что так положено!  А местная сливовица – весьма крепка. Нам с Катей тоже предлагали выпить, но мы с улыбками делали вид, что совершенно не понимаем языка и очень торопимся. Нам было проще….   

 — А рекой-то там как? — спросили мы у Димы

 — Крутейшая «шестерка», Манавгат отдыхает, — последовал ответ, — если мы сможем пройти сверху до места стоянки, то будем героями!

На это оптимистической ноте мы и разошлись. Сергеич пошел вниз, а мы продолжили свой путь. Прошли ещё немного вверх и, увидев, что начинает смеркаться, решили возвращаться. По дороге обратно набрали сухих ягод шиповника, чтобы утром сделать вкусный чай. Неспешно текла беседа. Вспоминали «Ночную Прагулку», разные походы. Катя рассказывала про Турцию, а я про Непал.  Ну о чем ещё могут разговаривать две девушки, гуляющие в закатном свете и любующиеся горами? Нет, конечно же, и о мужчинах тоже! Ах, мужчины, жаль, что вы этого не слышали и никогда не услышите! Потому что никто и никогда не скажет вам, какими видят вас женщины, ходящие с вами в одни походы,  видящие вас на сплавах и обносах, общающиеся с вами в лесах и горах, спящие с вами в одних палатках и сидящие у одного костра….

 

…..Но дорога быстро привела к стоянке и мы увидели веселую компанию, расположившуюся около палатки, неторопливо пьющую пиво и обсуждающую план завтрашней разведки. Река преподнесла сюрприз, оказавшись сложнее, чем мы предполагали. Пороги, требующие ювелирного слалома, габаритные непроходы, и отвесные берега заставили нас серьезно задуматься о дальнейших планах.

И был ещё один день разведки. И раздумий.  И  загорания под ярким солнцем.

А на следующий день мы встали в шесть часов утра, а уже в семь, погрузив наши кораблики на пикап местного жителя по имени Мио, отправились чуть ниже по реке туда, откуда можно было начать сплав.  Река не располагала к шуткам, и день прошел в напряженном режиме постоянных осмотров, попыток заглянуть за угол среди отвесных стенок, жестких чалок на струе, уходов от прижимов и акробатики в уворачивании от веток.

На одном из подобных участков  вылетаем  из-за поворота, и видим перед собой толстые ветки поваленного дерева, нависающие с левой стороны. В этот же  миг слышу крик Лёши:

 — Иринка, ложись!

Резко наклоняюсь в периметр, стараясь лечь на раму, ниже рюкзаков. В голове одна мысль: «Только бы  не зацепило за спас!» — на такой скорости запросто выдернет из дуг или может травмировать рывком. Чувствую удары веток по шлему, по спасжилету….  Одна ветка чувствительно прошлась по незащищенной руке. А справа уже раздается крик Сергеича:

 — Завал впереди! Вправо! Выбрасываемся на мель! Вправо! ВПРАВО!!!!!

Вкладываю все силы в гребки, а до завала остаются считанные метры. Ещё рывок – и мы выскочили на мель, готовые тут же ловить «двушку», но Саша с Катей, увидев наш маневр, ловко чалятся  за камешек метрах в десяти выше нас. 

Осмотр, обнос…    По камням, среди мха и веток,…   Вверх, а потом вниз…..  Снова вверх и снова вниз…     Хорошо, что недалеко….    Моя пендюрка случайно падает в воду и её тут же уносит в камни. Пусть будет данью реке.  Может, однажды я вернусь сюда?

 

И снова сплав, и снова отвесы по берегам. Перед очередным нагромождением камней, возникшим из-за поворота,  пытаемся зачалиться на правом берегу, выискивая  места среди  кустов, под которыми скорость течения чуточку меньше, чем  на основной струе, несущейся слева. И снова команда Адмирала:

 — Чалимся вправо! Быстро!

Тыкаемся в ветки левым носом, Леша хватается за них, но ветки ломаются, а вода тут же отталкивает нас от берега. Второй заход в нескольких метрах ниже. Чем ближе к порогу, тем сильнее нас тянет,  и счет уже идет даже не на секунды. Гребок, гребок…..    Леша выскакивает из дуг, но течение отбивает нас раньше, и мы снова уходим на струю.

Сергеич кричит:

 — Еще раз! В следующее окно! ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ МЕСТО!!!!!  

Гребок, ещё гребок….    Дима Пивунов кричит:

 — Лёха, вылазь из дуг!!!

И я налегаю на весло за двоих. Берег. Леха прыгает в воду, хватается за что-то и удерживает катамаран, пока остальные быстро с него выскакивают. Я тоже спрыгиваю вниз, упираясь ногой в камень, держу корму, пока Сергеич перепрыгивает через мой борт. Леха выдыхает:

 — Всё, чалку привязал,

А Адмирал уже командует:

 — Помогите ребятам, «двойку» придержите!

А ребята  стоят в том месте, где у нас в первой попытке обломились ветки и тоже держатся за ствол. В метре от берега уже глубоко и выпрыгнуть с катамарана сложно. Удивляюсь, как я смогла добежать до них, перескакивая  через камни, ветки и ни разу не споткнуться! С разбега – шаг в воду, хватаюсь за поперечину. «Двушка»  несравнимо легче «четверки» и хватает одного рывка, чтобы подтянуть кат к берегу.  Катя прыгает в воду рядом со мной, и мы дружно вытаскиваем носы на сушу.

 — Спасибо! – говорит она

 — Да за что? – отвечаю.

Обмениваемся понимающими улыбками и идем смотреть, что же ждет нас впереди на этот раз. Порог.  Слева можно пройти, справа ж….   (она самая).  Решаем провести «четверку» на чалке, т.к. можем просто не успеть траверсировать поток и попасть в слив. А «двойка» решается пройти. Ребята отчаливают и ровненько и красиво проходят порог. Молодцы!  В душе аплодирую им. При этом стою по колено в воде  враспор между камнем и бревном, стараясь не потерять равновесие и не уронить в воду фотоаппарат.

 

Порог…   Прижим….  Снова порог…..   И снова прижим…..   И вот, наконец, мост, за которым есть место для лагеря. Всё. На сегодня хорош. Впереди снова каньон и лезть в него под вечер нет никакого желания. Поставили лагерь, переоделись, нашли и притащили большую кучу сухих веток.  Теперь с костром проблем не будет. Тем более что и пендюрка моя уплыла, махать больше нечем.  Вечером, после осмотра нижнего участка реки, решили, что безопасности ради, лучше его объехать. С дороги было видно несколько откровенно криминальных мест и не было видно чалок или мелей перед ними.  Созвонились с Мио,  договорились, что к десяти утра он приедет за нами. Долго сидели у костра.

Всегда есть о чем поговорить, когда души находятся в созвучии друг с другом. Много различных тем затрагивается в такие вечера. От традиционных походных историй, и свежих, и давних,  уже позабытых всеми, кроме непосредственных участников тех событий,  до вопросов науки и войны.  А рядом шумела река и над головами сверкали огромные звезды. Мы всё пытались найти Большую Медведицу. Не сразу получилось. На юге звезды кажутся не такими как у нас, и их видно намного больше,  и расположение созвездий немного другое.  Но, конечно же, обе Медведицы были найдены, и Полярная звезда – бывшая когда-то путеводной для многих поколений отважных мореплавателей и первопроходцев.

Ради чего мы уходим из уюта квартир и удобств цивилизации в такие вот отдаленные места?  Носим на себе тяжелые рюкзаки, спим на твердой земле под тонким пологом палатки, а иногда и просто под открытым небом. Сбиваем в кровь руки и ноги, мокнем и мерзнем под дождем, обгораем на солнце, кормим собой тучи комаров и мошки. Наверное, ради этих вот минут, в которых сливаются воедино пламя костра и свет звезд,  шум речной воды и запах леса, глаза друзей и ощущение себя в единстве со всем этим.  

 

 

Наутро в договоренное время мы были на мосту, готовые к переезду. Но Мио не приехал. Мы прождали час, и Адмирал сказал, что надо идти пешком по дороге до места, где дорога соединяется с трассой, идущей на Колашин. Там есть шанс поймать машину. Ждать дальше смысла нет. Лешу и Сашу оставили с вещами и вчетвером пошли. Примерно с трети пути встретили Мио, который возвращался из Подгорицы. Он объяснил, что раньше приехать просто не успел, сейчас заедет домой, разгрузит машину и вернется к мосту, заберет снаряжение и ребят. Мы успокоились и пошли дальше. С дороги снова посмотрели реку. Но из-за глубины каньона многие участки так и остались неувиденными.  А спусков к воде  нигде не было.  Шли по дороге, наслаждались видами, попутно загорали, фотографировали.   Отметили, что здесь цветут уже другие растения в отличие от места первой стоянки в Драговице Поле. Более летние. Решили, это связано с тем, что здесь места ниже и поэтому весна пришла раньше. В дальнейшем так и получилось. Чем ближе к морю мы спускались, тем больше попадали из весны в лето.

Быстро и легко идти по дороге вниз! Мы незаметно прошли весь путь и добрались до трассы. В одну сторону она уходила вверх, на Колашин, в другую – вниз, вдоль реки в сторону монастыря Морача. Туда нам и надо было. Но как же можно пройти мимо прохладного кафе? И вот мы сидим за столиком и потягиваем холодное пиво. А непьющая Катя – не менее холодный сок. Кайф, лафа, релакс и все остальные чувства удовольствия, которые возникают на отдыхе в тенёчке после нескольких часов прогулки под жарким горным солнцем, одолели нас одновременно!

А напротив, через дорогу, пара молодых людей активно ломала остатки какого-то каменного строения. После очередного то ли толчка, то ли удара, стенка таки рухнула с грохотом и облаком пыли. Парни с героическим видом стояли рядом, исподтишка поглядывая на нашу компанию.  Типа, заметили ли мы сиё проявление силы? Мы сделали вид, что не заметили.

Допили пиво, захватили по бутылке для Леши с Сашей и пошли дальше, к монастырю. Но если до этого по небольшой местной дороге можно было идти свободно, не опасаясь машин, то тут, на трассе, приходилось глядеть в оба. Нам повезло, что Мио, загруженный снарягой, догнал нас до того, как мы подошли к первому тоннелю  на пути. Мы прыгнули в кузов к уже сидевшему там Саше. Леша ехал в кабине и объяснял Мио, куда именно нам нужно.  Сергеич почему-то не поехал с нами, а пошел пешком до конца.

Мы ехали с ветерком, который в какой-то момент чуть не унес кепку у меня с головы, и смотрели на догоняющие нас машины, водители которых изумленно взирали на чудо, которое оказывалось перед ними. Одна дама на «ауди» долго не решалась нас обогнать и медленно ехала сзади. А тоннели становились всё длиннее и темнее. Как Сергеич пойдет через них?

 

Минут через десять увидели слева монастырь Морача. Мы хорошо знали его по фотографиям из Интернета. Небольшой православный монастырь, построенный в 1252 году, является одним из наиболее популярных экскурсионных мест в этом районе. А по информации из разных описаний реки,  около него есть спуск к воде. Вот туда-то мы и ехали. Мио, переговорив с хозяином маленького придорожного кафе, съехал с трассы на грунтовку и после нескольких крутых поворотов остановился.

Это было чудесное место! Небольшая полянка, на которой заканчивалась дорога, была со всех сторон закрыта деревьями, и выходила прямо к воде. На берегу, под ветками, в тени стоял стол с лавочками. На самой полянке было обложенное камнями место для костра, стояли несколько больших широких чурбаков, которые заменяли столики и чурбачки поменьше в качестве стульев. Наш отдых продолжался.

 — Ну что? – встал вопрос, — Какие планы на ближайшее время?

 — Я иду вниз по реке разведку, - решил Диман, - Девчонки пусть сбегают до монастыря, узнают, как туда можно сходить, где поесть, а где купить продукты и заодно пусть встретят Шагаева. Остальные – как сами решат.

Мы с Катей, быстро собравшись, ринулись наверх. Выяснили, что единственный магазин, по-сербски «продавница», работает в непредсказуемое время и не блещет разнообразием ассортимента. Отель, стоящий недалеко от монастыря, явно на ремонте, в кафешках только напитки и гамбургеры. Это не еда.  Ну, тогда пошли в монастырь!

Примерно прикинув расстояние от развилки, на которой мы сели в машину и время в пути, поняли, что в ближайшее время Сергеича можно не ждать и есть время отойти в сторону от дороги, посмотреть, а что же там. Интересно же!

А там был водопад! В тени, в стороне от тропинок, он падал в аккуратно выложенный камнями бассейн.  Ну как тут не искупаться? Катюшка залезла под самые струи, а я, не захотев мочить обожженную накануне руку, только слегка прикоснулась к воде! Всё-таки есть в водопадах что-то такое, что притягивает и доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие от ощущения живых струй на коже. Как не хотелось оттуда уходить! Но чувство долга пересилило и мы снова вышли на дорогу.

Сели в тенечке на ступеньки магазина и приготовились терпеливо ждать нашего Адмирала.  За разговорами незаметно пролетело время и бодрый, улыбающийся  Шагаев появился перед нами.  Рассказал, как, побоявшись проходить через тоннель, лез поверху через скалы по остаткам старой дороги. Дошли вместе до поворота на стоянку. Но Дима сразу ушел на осмотр реки. А мы пошли в лагерь.

 

Ближе к вечеру, когда наши разведчики вернулись, было решено посетить монастырь, а потом поесть по-человечески, в кафе. Особенно к этому располагало отсутствие дров. Расспросив местных, выяснили, что ближайшее кафе, где есть нормальная кухня примерно в двух километрах выше по дороге. Это не расстояние, решили мы и пошли. Все вещи спокойно оставили на поляне, зная, что это место принадлежит туристическому кемпингу монастыря и охраняется. Немного в стороне была цивилизованная территория с домиками, большим столом с навесом, краном с водой и кухонной зоной. Там стояли каякеры из Швейцарии, которые катались на участке реки выше монастыря, заканчивая как раз на нашей полянке. Мы обменялись информацией по реке, да и просто поболтали о разном.  Швейцарцы с большим интересом рассматривали наши каты, расспрашивали, из чего они сделаны и как ими управлять. Были весьма удивлены, узнав, что эти суда не покупные, а сшитые самостоятельно.

Итак, оставив вещи, мы отправились на экскурсию в монастырь.

Побродили, посмотрели….  В подобных местах каждый находит что-то своё. И мы тоже почти в полном молчании разбрелись по территории. Заходили в храмы, стояли там или ходили, читали надписи и молитвы, смотрели в глаза Святых на иконах….   Каждый сам с собой….  Каждый о своём….

 

Перед выходом, не сговариваясь, собрались на одной из лавочек в тени, немного отдохнули и пошли знакомиться с особенностями местной кухни! Кафе оказалось опрятным уютным местечком с террасой и видами на горы. Взяв меню, мы поняли, что сделать заказ несколько проблематично, так как непонятно, что означают таинственные надписи типа «pljeskavica na kajmaku» и другие, подобные ей. Наконец, выбрав блюда, в названии которых присутствовали слова, похожие на русские, мы стали ждать, что же нам в итоге принесут. Ясно, что это было мясо. Но вот в каком виде? Ну, приключения бывают всякие  и кухни разных народов иногда оказываются похлеще любого экстрима! Вспомним только Индийскую глубинку, в придорожных кафешках которой, как выразился однажды Сергеич, «есть горько и страшно». 

В ожидании заказанных блюд, за пивом неспешно текла беседа. Мы с интересом наблюдали за людьми, которые приходили в кафе. Подъехала большая группа мотоциклистов. Мы уже видели их, когда шли от моста к трассе. Явно мототуристы. На хороших машинах, экипированные. Они быстро что-то купили и тронулись дальше в путь. Приезжали семьи и компании друзей. Около кафе стояло несколько фур, видно, что и  дальнобойщики предпочитают останавливаться здесь.

И вот, наконец, наш заказ! Тарелки, напоминающие небольшие подносы, а на них куски мяса размером с блюдце. Сначала мы обрадовались. Ведь заказывали всё разное, чтобы была возможность попробовать.  Радостно разрезав куски, мы делились друг с другом, перекладывали с тарелки на тарелку, обменивались впечатлениями. Всё было вкусно, всего было много. Так много, что вскоре мы поняли,  что столько съесть не можем. Снова начали перекладывать с тарелки на тарелку, но уже со словами не «попробуй», как вначале, а «съешь ещё кусочек». Больше всех досталось почему-то мне. Я мужественно старалась одолеть всё, что лежало на моей тарелке, но полукилограммовая порция мяса не сдавалась. Остатки взяли с собой. После этого мысли о плотной еде не посещали нас до ужина следующего дня. 

 

А на следующий день было принято решение сняться с реки. Одно из самых трудных и печальных, которое может быть в походе.

 

«… Уйти труднее, чем остаться,

Сломаться легче, чем согнуться,

Забыть труднее, чем расстаться,

А сгинуть проще, чем вернуться… »

 

Утром мы с удовольствием отметили первое мая, поздравили друг друга, пообщались с каякерами. Из разговоров поняли, что идти Морачу лучше на каяках.  Мы всё ещё надеялись, что сами пойдем дальше, и оптимистично смотрели в будущее.  Но ирония по поводу особенностей нашего похода уже начинала себя проявлять. Вот тут-то и полетела смс-ка с просьбой прислать каяки. Ответ, пришедший от Петровича, загружался минут пять. И так и не открылся. Судя по его объему, мы решили, что это и были каяки, посланные нам прямо по телефону. Наверное, чтобы быстрее дошли. 

Веселое утро плавно накрывалось тягостным чувством. Все понимали, что идти непросматриваемый каньон в котором, по кратким описаниям, где-то, неизвестно где, есть сифон, просто нельзя. Обсуждались возможные варианты дальнейших действий. Куда ехать? На низовья Морачи? Или сразу уж на Ибар? В итоге решили – едем на Ибар. Посмотрим, что нас ждет там.

 

«…Там слова как слова, там небес синева,

Там ночами заваренный чай не даёт нам уснуть.

Там гора высока, там река глубока,

Мы вернемся с тобою сюда повторить этот путь…»

 

 

Переезд занял весь день до позднего вечера. Проехали через всю Черногорию. На границе с Сербией нам проштамповали паспорта, рассказали некоторые нюансы дороги и, сопровождаемые множеством добрых пожеланий, мы въехали в другую страну. В поселках стали появляться мусульманские мечети, несколько изменилась архитектура домов.  Вскоре мы подъехали к Ибару. Река в этом месте оказалась настолько мелкой, что не было смысла даже пытаться по ней идти. Поехали дальше, ища подходящее место для начала сплава. Река постепенно набирала воду, становилась глубже и интереснее, но при этом всё дальше спускалась в глубокий каньон. Вскоре мы поняли, что добраться до воды невозможно. Облизывались, глядя сверху на возможные пороги. Но глубина каньона не оставляла никаких надежд. И мы ехали всё дальше и дальше. Вскоре река стала уходить в Косово. А вот туда нам точно не надо – решили мы  и поехали в сербский городок Ушчи, что в переводе означает «устье», где начинался рафтовый участок Ибара. Приехали уже поздно вечером. Около какого-то кафе остановились, договорились  с хозяином, насчет ночлега и ужина для нас. Поставили палатки на берегу реки, около странных бетонных сооружений в виде больших ступенек.  Хозяин любезно обеспечил нас светом, протянув переноску с лампочкой прямо на стоянку. Поставили палатки, и пошли в кафе ужинать. И снова перед нами эти огромные порции мяса, грамм по триста – четыреста! Как позже выяснилось, в Сербии едят в основном мясо и такие порции вполне обыденное явление. Пиво, которое мы пили в тот вечер, называлось «bg».  Вспомнился «Таганок». Да он и не забывался никогда, просто не о чем было нам тогда писать. Долго сидели за столом, спорили….   Разошлись довольно поздно. И утром вышли на Ибар. День покатушек на рафтовом участке принес нам интересную вылазку в старую крепость, стоящую на вершине большого холма. Подниматься туда в неопрене, под лучами солнца, оказалось весьма дискомфортно. А, проще говоря, невыносимо жарко! Но живописные руины стоили того! Настоящая средневековая крепость, как из рыцарских романов, была перед нами. Стены с бойницами, сквозь которые прекрасно просматривались все окрестности. Подвалы с каменными ступенями и сводчатыми потолками. Стена с окном, которая наверняка была когда-то целым замком! Мы долго бродили по развалинам, представляя себе, как тут могла проходить жизнь несколько веков назад. По крутой лестничке взобрались на крепостную стену, потрогали руками камни, которые уже сотни лет лежат в этой кладке. Сколько ж они видели! Сколько событий прошло перед ними! И, задумываясь об этом, невольно уходишь мыслями куда-то в далекое прошлое, словно краем сознания прикасаешься к тем временам….

 

В этом месте рафтовый участок заканчивался. Дальше река была широкой и спокойной. Отсюда можно было уезжать. Но по пути мы несколько раз видели проезжавший мимо маленький, ярко раскрашенный поезд, который куда-то спешил по железной дороге, проходящей вдоль реки. И возникла идея, а не поехать ли обратно на нём?  Снова пошли расспрашивать аборигенов. Оказалось, что этот поезд ходит а Косово, а поезд на побережье идет из Кралево.

 — А далеко ли Кралево? — заинтересовались мы,

 — Нет, всего двадцать пять километров.

 — По реке?

 — По дороге, но она идет вдоль реки.

 — Ну что, — спросили мы друг у друга, — поплыли в Кралево?

И мы поплыли. Главное, не промахнуть мимо города. А то окажется река чуть в стороне и заплывем куда-нибудь не туда. Объясняйся потом с пограничниками! Поэтому, когда по берегам стало появляться что-то напоминающее пригород, мы стали внимательнее смотреть по сторонам, спрашивая у отдыхающих по берегам людей, где  конкретно мы находимся. Наконец показался большой мост, у которого мы причалили и пошли на очередную разведку. Всё. Это было Кралево. Пройдя по реке ещё чуть-чуть, до следующего моста, решили там и остановиться. Ребята пошли узнать насчет ночлега. Вернулись уже без спасов и шлемов. Значит, ночлег найден. 

На берегу реки стоял ресторанчик с большим газоном перед ним. Владелец оказался человеком, который двадцать лет назад работал в Москве, и знал русский язык. Нам повезло. Он, радостный оттого, что принимает у себя русских, позволил нам поставить палатки на своем газоне, а  на вопрос, где можно натянуть веревку, чтобы посушить вещи, сказал «где угодно, как хотите». Быстро разобрали катамараны. Всё сплав окончен. Грустно. Сергеич с Лёшей и Диманом занялись лагерем, а нас с Катей и Сашей отправили в город на железнодорожную станцию узнать насчет поезда и билетов. Хозяин ресторана пошел с нами, чтобы показать, где стоянка такси. К тому моменту, когда мы подошли к машинам, он, поняв, что мы совсем не говорим по-сербски, посетовал:

 — Да, тяжело вам будет на вокзале. Поеду-ка я с вами! Помогу.

С его помощью быстро узнали всё, что хотели знать, поменяли деньги и вернулись обратно. Он же нашел для нас машину, чтобы утром доехать до станции. А на следующий день начались очередные приключения.

 

Мы приехали на вокзал, взяли билеты. Причем нам продали их со значительной скидкой, как оптовым покупателям. Видно у них редко покупают одновременно по шесть билетов. До поезда ещё было время и мы пошли гулять в город. Нам нужен был обменный пункт, чтобы обменять оставшиеся у нас динары обратно на евро. Подойдя к старенькому работнику вокзала, мы попытались узнать, где обменный пункт, а заодно выяснить на какой путь приходит наш поезд. Каково же было наше удивление, когда дедушка заговорил с нами на почти чистом русском языке! Провожая нас в город до обменного пункта, он легко вел беседу, а потом начал читать нам наизусть Пушкина и Есенина. Со стыдом я подумала, что сама бы не смогла так вот быстро вспомнить эти стихи. 

Было 3 мая, в Сербии выходной день, третий день празднования Первомая. Почти ничего не работало, но всё-таки мы смогли найти открытый обменик. Прогулялись по городу. Вернулись на вокзал как раз к приходу поезда. Билеты были без мест и мы заняли понравившееся нам купе. С трудом распихали вещи, заняв не только своё купе, но и частично соседнее.

Поезд нам понравился. Аккуратные вагончики на десять купе, в каждом из которых по шесть мягких и удобных сидячих мест. Большие багажные полки, открывающиеся окна. Мы вольготно разместились, зная, что ехать не меньше восьми часов. Открыли пиво, и не только, порезали закуску. Диман, Лёша и Саша разыгрывали очередную партию в преферанс. Остальные глазели по сторонам. Поезд постепенно выехал с равнины и за окнами появились горы. Мы жадно ловили каждую смену пейзажа, рассматривали каньоны рек, над которыми проезжали. Потом поезд стал нырять в длинные тоннели. Мы старались не упустить таблички с указанием их номера и длины. В процессе обсуждали, на что же существует эта железная дорога, если на поезде почти никто не ездит. И действительно, вагоны были практически пустые. Мы ещё не знали, что нас ожидает через несколько часов!

На одной из станций увидели, что к поезду подошла большая группа молодежи. Но не увидели, как они садились в поезд. Сергеич спросил у нас:

— А эти ребята сели в вагон или нет?

Леша, не отрывая взгляда от карт,  с серьёзным видом сказал:

— Нет.

— А куда же они делись, - сказал Сергеич

— В распасы ушли, — так же серьёзно ответил Леха.

Мы с Катей дружно расхохотались, а картежники, услышав смех, оторвались от игры с вопросом:

— Что смешного произошло?

На что мы рассмеялись ещё сильнее.

— Вот и поговорили, — прокомментировала Катя ситуацию.

Тут поезд резко дернулся и на неё сверху посыпался ореховый дождь.  Стуча по козырьку кепки, орехи сыпались вниз, а ничего не понявшая вначале Катя испуганно съёжилась, не зная, что это такое на неё падает. А мы, сидевшие напротив, глядя на эту сцену, в первые мгновения не могли вдохнуть от смеха, схватившись за животы и утирая слезы, выступившие на глазах. И орехи сыпались, а мы хохотали не в силах вымолвить ни слова. Всё оказалось просто. У Кати с собой был большой пакет ореховой смеси, которой она всех нас подкармливала на перекусах и прогулках. И этот пакет лежал под рукой, то бишь над головой. Не завязанный.  Хорошо, что Катюша была в кепке с козырьком!

 

Так весело и интересно прошло около четырех часов.  Мы доехали до станции Приеполье. И тут выяснилось, что нас никто не предупредил об одном маленьком нюансе, который оказался полной неожиданностью. Мы стояли на станции уже минут пять, наблюдали за пассажирами, которые почему-то почти все вышли из вагонов и куда-то торопились. Мы спокойно сидели, зная, что впереди ещё не менее четырех часов пути. Тут в купе заглядывает кондуктор и говорит:

Change train

— Чего?!?!?! — вытаращились мы.

Go to bus!

— Какой bus? Куда?

И тут мелькает мысль, а  долго ли этот «бас» стоит, и успеем ли мы до него добежать и перетащить всё своё барахло. Кондуктор, очевидно, догадался о наших мыслях, потому что сказал:

Only ten minutes.

Но мы уже стоим не меньше пяти! Аврал!!! Кто бы мог подумать, что мы способны от состояния вальяжной полусонной расслабленности мгновенно перейти к быстрому, очень быстрому действию и реагированию! Вес рюкзаков и сумок не ощущался. Ребята хватали по два рюкзака и бежали с ними, прыгая через рельсы. Я поднимала связки рам, как невесомые палочки, не замечая, что они могут быть неудобны из-за своих габаритов. А большой рюкзак на спине казался незаметным заплечником. В общем, мы умудрились в кратчайшее время выскочить со всем нашим скарбом из поезда, добежать до автобусов, которые в количестве трех штук стояли недалеко и как-то распихать всё по багажным отделениям, уже забитыми вещами других пассажиров. Кое-как нашли места в автобусе для себя. Сели, выдохнули, переглянулись:

— Что это было?

А что дальше? Куда едем и зачем? Билеты на поезд у нас до Бара, значит границу, наверное, переедем на автобусе, а потом пересядем обратно на поезд. Хм, интересно, а тут нам кто-нибудь скажет, где выходить и куда бежать дальше? И вообще, забавные особенности тут появляются по ходу дела! Ну ладно, пока едем. Едем, едем….    Доехали до границы. Долго чего-то ждали. В автобусе душно….   Короче, скорей бы это закончилось. Тут приходит в голову, что все люди-то в автобусе местные и у них свободный проезд между Сербией и Черногорией.  И  документы у них могут ведь и не проверять. Пограничник заходит в автобус, что-то спрашивает, но мы не очень понимаем, что именно. Лёша, лучше остальных понимающий сербскую речь,  отправляется на переговоры, дабы предупредить, что мы – иностранцы и нам необходимо поставить штамп в загранпаспорт. Наконец все формальности улажены и мы едем дальше. Уже по Черногории. Хорошо едем! А поезд-то наш где? В автобус заходят какие-то люди, другие из него выходят, едем дальше.  Пытаюсь разговорить своего соседа. Парень по-русски не понимает совсем. После нескольких безуспешных попыток спрашиваю:

Do you speak English?

Yes, — получаю ответ.

Ура, значит можно пообщаться. Вообще, в Черногории не так уж много людей, говорящих по-английски. Старшее поколение говорит по-русски, так как изучали его в школе. Молодежь более или менее объясняется на инглише. А вот серединка – ни туда, ни сюда. Поэтому удачей было то, что парень знал английский. Выясняю у него, куда мы едем и где нам пересаживаться на поезд. Главные вопросы: далеко ли от поезда остановка автобуса и конечная ли она. Получаю ответ, что остановка конечная и прямо около поезда. Это хорошо, не придется далеко идти  и не нужно забивать голову вопросом того, когда же нам выходить. Но на станции нас ждал очередной сюрприз!  Да, автобус остановился рядом с поездом, и остановка была конечная, и поезд наш уже стоял и ждал.

Сергеич сказал:

— Занимайте то купе, в котором мы ехали.

— Ага,  — отвечаем,  и, глядя на поезд, понимаем, что вот тут то и начинается самое интересное! Он забит до отказа, как дачная электричка в праздничный день. Вагоны и тамбуры полны народу. Как в него лезть? Да ещё с нашими вещами? Ткнувшись в пару дверей, понимаем, что просто не помещаемся там. Куда? Видим один относительно незаполненный тамбур и прыгаем в него.  Оттуда раздается сербский эквивалент русского «куда прёшь?».  Саша коротко и выразительно объяснил куда. Его поняли. Дальше начали появляться связки рам и весел. А люди, с легким ужасом в глазах, исчезать из этого тамбура. В соседний мы в это время запихивали рюкзаки и остальные вещи. Часть их, не поместившись в тамбуре, была сгружена в переход между вагонами, который, кажется, был без дверей с обеих сторон. Заметив у молодого человека, стоявшего рядом со мной, рюкзак, я спросила:

— Вы туристы?

— Да, — последовал ответ

— Откуда?

— Из Англии.

— О, а мы из России. Рафтеры.

Парень понимающе оглядел наш багаж и передвинул свой рюкзак подальше в угол, освобождая место.  Когда снизу начали подавать очередную партию наших сумок и свертков, ехавшую во втором автобусе и только сейчас приехавшую на станцию, я через плечо коротко спросила у этого англичанина:

— Можешь мне помочь? 

На что он молча кивнул и начал принимать у меня рюкзаки, сваливая  их в тамбуре. Туристы, однако! Наконец мы погрузились, залезли сами и даже как-то разместились частично сидя на рюкзаках и шкурах от катамаранов. Англичане тоже расположились рядом не то полустоя, не то полусидя среди вещей. Уф-ф! Поехали! До Подгорицы около двух часов, там выйдут почти все пассажиры, и станет проще. Значит надо продержаться всего два часа. 

За эти два часа произошло ещё несколько веселых событий. Как, например, появление кондуктора, проверяющего билеты. Он оказался весьма габаритным человеком  и когда появился в соседнем тамбуре, мы в предвкушении стали ждать, каким  же образом он будет перебираться через рюкзачную гору высотой около метра, которую венчала сидящая сверху Катя, крепко сжимающая в объятиях сверток со шкурой от «четверки».

— Гы! — подумали мы, — тут не всякий спортсмен пролезет!

Но мужик оказался бывалым и юморным. Аккуратно  раздвинув нас (читай – распластав по стенкам), он как-то умудрился перешагнуть через гору в наиболее низком её месте, чем весьма нас удивил.

Стемнело. С мокрой шкуры вода текла Кате на ноги, Леша придремал, уткнувшись лицом в шлем, Диман меланхолично пил пиво и выяснял у англичан подробности их жизни и путешествия. Саша и Сергеич стояли  у двери с отрешенным видом людей, которые уже давно потеряли счет времени.  Я сидела на рюкзаке в переходе между вагонами и, начиная засыпать, больно ударялась головой о край дверного проема. В конце концов, мне это надоело и я надела на голову один из шлемов. Пусть глупо, зато лоб целее будет. Окружающие даже не улыбнулись,  все были уже в состоянии анабиоза.

 

«…В окнах - лес,    

Стыки рельс,     

Звон рек, мост,     

Стук колес,    

Вечер, тень,    

День, ночь, день,     

Крики стай...     

Вдаль... вдаль... вдаль...»

 

Ближе к  Подгорице в вагоне началось оживление. Народ начал просыпаться. Мы тоже стряхнули с себя дремоту, понимая, что сейчас все начнут выходить и  нужно каким-то непостижимым образом освободить тамбур от вещей.  Разумеется, сделать это полностью не удалось, но небольшой проход мы разгребли. Попрощались с туристами-англичанами, пожелали удачи, так и не спросив их имен. А потом, когда все пассажиры вышли, мы перекинули вещи в купе и приготовились ехать ещё час – полтора до Бара. Нас жестоко обманули. Город оказался значительно ближе и снова мы экстренно выбрасывались из поезда, надеясь, что всё-таки станция конечная, и состав там должен постоять подольше. Хотя я  побаивалась, что этого может и не произойти, так как уже имела в прошлом опыт выскакивания на ходу из поезда на его конечной станции, когда проспавшие проводники не разбудили спящих пассажиров и поезд, постояв положенные ему десять минут, поехал куда-то на запасной путь. Но тут всё обошлось без эксцессов.

 

И вот мы стоим на перроне городка Бар и думаем, куда же теперь податься. Надо где-то переночевать. Желательно даром и недалеко. Быстренько разбежались на разведку. А в городе настоящее лето! На улицах растут пальмы, а воздух пахнет жасмином! Около вокзала в садах росло просто огромное количество этих чудесных цветов, и весь воздух был пропитан ароматом. Хотелось просто стоять и дышать им, наслаждаясь чувствами, которые он вызывает. А впереди нас ожидало море.

Опрошенные таксисты указали нам сквер на берегу, где можно поставить палатки и довезли до него. И вот – первое ночное купание в Адриатике. И сухой ужин, запитый символическим количеством виски под тост «за море».  А потом мы просто сидели и смотрели на огни кораблей и маяков, отражающиеся в воде. Мы просто были.

Но всё равно вскоре усталость взяла своё, и мы разошлись по палаткам.  Утром встали, как обычно, рано. После завтрака собрали палатки, и пошли гулять  по городу. Шли куда глаза глядят, смотрели на всё, что попадалось по пути. Шли сначала в одну сторону, потом в другую. Просто гуляли. Увидели указатель, что в километре находится дворец короля Николая. Пошли туда. Дворец – это, конечно, громко сказано. Скорее особняк. В парке растет сосна толщиной в три обхвата. Ну как не сфотографироваться около неё? Потом увидели апельсиновое дерево и под ним спелый апельсин. Ну как не съесть? Оказался вкусным, хотя и не слишком сочным.  Бродили по городу в поисках сувениров. Нашли магнитики. Вся первая половина дня прошла в таком спокойном гулянии. Вернувшись на стоянку, мы с Катей пошли купаться. Прохладная вода в первый момент казалась слишком уж бодрящей, но,  окунувшись в неё, уже не хотелось выходить на берег.  Море приняло нас.

После обеда поехали в отель, но это уже другая история. По крайней мере, для меня.

 

Иринка,

май 2010

 

 

 



  • 31.5.10 09:30 Иринка Да, тоже весьма занятный момент был! Только передавали с рук на руки дочку, а мама всё-таки сама пробралась сквозь тамбур. ))

  • 30.5.10 03:05 Trip Раз уж все так относительно подробно, то и про перенос девицы (мамы) с младенцем до очка и обратно надо было бы упомянуть - чем, в конце-концов кондуктор лучше их то.




© taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.