«60 +» или 20 лет спустя

«60 +» или 20 лет спустя
Георгий Никитин

Дорогие читатели! Речь пойдет не об обязательной вакцинации от коронавируса, группах риска и прочих атрибутах 2021 года, хочу рассказать о прекрасном, что окружает нас, радует и вдохновляет к новым впечатлениям и новым походам.

В 2020 году из-за ограничений, связанных с коронавирусом, наша группа не смогла собраться и пройти намеченный маршрут. В этом году все могло повториться и поэтому выбор пал на Саяны, которые трудно закрыть, к чистоте и красоте которых мы прикасаемся в самые значимые моменты нашей жизни. А 2021 год для меня и нашего руководителя Сергея Таболина действительно значимый год – нам исполнилось 60 лет.

Сергей уже отмечал свою круглую дату в 2001 году походом в Саяны на реку Уда и предложил продолжить традицию, в чём мы его с радостью поддержали. Я тоже уже однажды пытался пройти по порогам Уды. Было это в мою раннюю молодость, байдарочная группа турклуба «Альтаир» выпустилась на 4к.с. по реке Уде. Для меня это был первый поход в азиатской части страны, дальняя дорога, ожидание встречи с рекой, унесшей жизнь Валерия Грушина … Однако, судьба распорядилась иначе. Сплав по Уде начинается с вертолетной заброски, и когда мы добрались до Нижнеудинска, то увидели десятка два групп, терпеливо сидящих и ждущих погоды. Правильным решением в данной ситуации было уйти на запасной маршрут, что мы и сделали, и моя встреча с Удой произошла только… через 40 лет.

Что я ждал от этого похода? Прежде всего, красоту первозданной природы, встречу со своими друзьями, которых не видел уже два года и незабываемую рыбалку, обещанную адмиралом. В техническом плане Уда для меня всегда ассоциировалась с рядовой шестеркой, без каких-либо непроходимых водопадов и порогов 6С+, в общем, то, к чему стремится возрастной турист-водник, немного уставший от экстрима, но все еще способный побороться с рекой и показать свой опыт и мужскую силу. Успокоив руководство предприятия, что еду порыбачить в Сибирь я с нетерпением отправился на встречу со своими друзьями, тайгой и красавицей рекой.

Итак: Саяны, река Уда, маршрут «60+».

«60 +» или 20 лет спустя

С первых же минут похода нас, в целом, не покидала удача.

Нижнеудинские авиалинии задержали наш вылет всего на одни сутки, после чего, мы благополучно приземлились на галечный остров в верховьях Уды, на стрелке с притоком Чоло-Монго.

Река встретила нас солнечной погодой, чистейшей водой и изобилием рыбы. Хариус мелькал между камней, утиные выводки устраивали гонки с катамараном, природа действительно была первозданной, ласковой и очень красивой.

«60 +» или 20 лет спустя

Стапель не потребовал много времени и за первые несколько дней сплава мы легко нагнали отставание от намеченного графика, вызванное задержкой вылета. Пока была хорошая погода, за 30–40 минут рыбалки, мы спокойно обеспечивали свои потребности в рыбе. Конечно, хотелось поймать ленка или, лучше, тайменя, но это было возможно только в ямах, а значит, надо было дойти до порогов.

И вот, наконец, первые пороги. У нас достаточно сбалансированный состав экипажей. В этом году на каждый катамаран пришлось по одному новому матросу. Тарас, самый молодой член команды, достался адмиральскому экипажу, а мне определили Володю, человека опытного во всех вопросах, способного поддержать беседу на любые темы и с удовольствием рассказывающего о своей туристической судьбе, и людях, с которыми он делил как радости, так и тяжелые невзгоды отдельных странствий. Я заговорил об экипажах потому, что пороги до 6 к.с. мы обычно не просматриваем, а идем тандемом, со взаимной страховкой. Так экономится время и маршрут становится более интересным и напряженным. Однако, это могут себе позволить только хорошо схоженные, подготовленные экипажи.

«60 +» или 20 лет спустя

Первый шестёрочный порог «Хангорок» порадовал красивейшими видами и очень замысловатой линией движения. Погода оставалась хорошая, и настроение все время было приподнято-радостное. Рыба в реке как будто дразнила нас все время, норовя выпрыгнуть где-нибудь перед катамараном, хватая на лету мошек. Перед порогом «Байгыр» под скалой правого берега, рыбы было особенно много. Пройдя порог мы встали на очередную ночевку, и я не выдержал, и пошел в верх по течению, рассчитывая, поймать ли что-нибудь по-настоящему крупное. Путь, который мы прошли на катамаране за 10 минут вниз по течению, пешком — занял почти час. Спустившись с высокого берега, я был заворожен происходящим. Под скалой должна была быть хорошая яма, река в этом месте как бы теряла свой стремительный бег, хотя и была зажата между высоких берегов. Из воды каждую секунду выскакивали рыбы, и создавалось впечатление, что река кипит, а рыбки – это пузырьки, поднимающиеся на поверхность. Для рыбака такое зрелище незабываемое. Поймать крупную рыбу мне так и не удалось (у меня было очень мало времени до заката, а дорога предстояла длинная), но удовольствие от увиденного я получил огромное.

«60 +» или 20 лет спустя

На следующий день погода начала портиться, пошел первый дождь, вода стала мутной, и рыбалка сошла на нет. Так и не удалось нам в этом походе поймать тайменя. Зато пороги моментально стали набирать силу и радовать не только красотой перекрученных струй, но и мощностью бочек, скоростью потока и перепадом высот. Маршрут постепенно приближался к своей кульминации. И уже не красота скального коридора в пороге «Ханская щель», а реальные сливы в мощный пенный котел в пороге «Кривой», стали занимать наше внимание. Я уже писал, что в моем понимании Уда – самая обыкновенная классическая шестерка. Из рассказов у костра Сергея Таболина, которые мы слушали на протяжении многих лет наших совместных походов, я запомнил лишь немногое, например, что на реке Уда (двадцать лет назад) в момент начала подъема воды им пришлось прыгать порог «Лоток». Я помню из фильма, как они, достаточно долго, выбираются из-под водопада, и каждый раз река возвращает их под слив. У меня два эти момента слились в один, и единственным серьезным препятствием на реке я считал водопадный слив «Лотка», поэтому, когда шли осматривать порог «Водопадный» мы с Володей Ситкиным не могли понять, почему его так назвали. Ну да, есть несколько ступенек 2–3 метра, сложная линия движения и довольно протяженная, и тут мы дошли …

Как-то сразу появилось ощущение, что меня в очередной раз провели вокруг пальца. Я ехал на рыбалку в хорошей копании, по красивой таёжной реке, а приехал в совершенно не предсказуемое по своей красоте, мощи и опасности место.

«60 +» или 20 лет спустя

То, что мы приняли за порог, была лишь заходная шивера, которую я бы (в отличии от адмирала) оценил не ниже шестой категории, а дальше река падала в бутылочное горлышко, причем, не по прямой, а как всегда, на зигзаге, сперва справа налево, а потом через косые бочки и котлы слева на право. В теснине поток размазывало по скале правого берега с острыми выступами, нависающими отрицательным углом. Затем, опять змейка, и вторая ступень в виде слива, около 4-х метров. Третья ступень представляла быстроток с грядой камней по середине, и за ними косой водопад более 4-х метров. Именно в нем, двадцать лет назад, крутился катамаран адмирала. Ну и в завершении, уже достаточно безобидный слив четвертой ступени: около 3-х метров через плиту. В целом, как говорят, картина маслом.

«60 +» или 20 лет спустя

Как выяснилось, порог этот успешно прошли единицы. И по нашему уровню воды он выбивался за рамки разумного прохождения. У порога есть свой счет жертв безрассудных водников. Но, как говорят «лень — двигатель прогресса», и отказ от прохождения, означал разборку судов, сложный и долгий обнос, новый стапель. В такой ситуации всегда взвешиваешь все за и против. Конечно, опыт подобных прохождений у нас богатый, но, всегда, река может оказаться коварней. Может это мне сейчас кажется, что все это было столь опасно, особенно когда рассматриваю фотографии и понимаю, что опять все на грани, а там — только вздохнули обреченно, обсудили линию движения и пошли работать.

Первым, по традиции, шел адмиральский катамаран (тем более что у Сергея уже был опыт успешного прохождения этого порога, правда двадцать лет назад и с другим экипажем). Мы встали на страховку.

«60 +» или 20 лет спустя

Катамаран успешно прошел заходную часть, но перед первой ступенью (на мой взгляд) слишком сместился влево и прыгал в бутылочное горлышко по косой бочке. Это было очень опасно, могло не хватить запаса плавучести, и косая бочка могла их положить еще до того, как они врезались в главный котел, к тому же, угол атаки был направлен на скалу правого берега, куда и так был сильный поджим. Однако, на кормовой свечке катамаран с легкостью довернуло отбойным валом и экипаж благополучно вышел из первой ступени. Во вторую ступень они сползали по центральному камню и спокойно зачалились к организованной страховке перед третьей ступенью.

«60 +» или 20 лет спустя

Настал наш черед. Дождь, который не переставал лить при прохождении первого экипажа, немного стих, настроение сразу повысилось. Мы выбрали другой заход. Максимально придерживаясь правого берега, наш экипаж, под прямым углом, прыгнул в косую бочку и влетел в котел вдоль правого берега. Отбойным валом накрыло корму, и кат взвился в кормовую свечку. Все происходило за секунды, тело само выполняло необходимую работу на подсознании. Справа летела стена, но, к счастью, параллельно катамарану. На выходе из первой ступени нас бросило влево, пришлось делать телемарк, чтобы уйти от навала на скалы левого берега. Вторую ступень мы прыгали справа от камня. Перепад высоты оказался больше, чем смотрелось с высоты скал. Кат легко упал вниз и тут же выстрелил вверх. У меня сложилось впечатление, что кто-то включил реактивный двигатель и катамаран выстрелил вперёд, а моя голова осталась где-то там — за кормой, но, к счастью, это было только впечатление. Пришлось срочно собраться, чтобы успеть зачалиться до третьей ступени.

Переведя дух, пошли еще раз смотреть третью ступень и выставлять страховку. Теперь первыми шли мы. На старте немного замешкались и не успели траверснуть жесткую струю, в итоге, пришлось менять намеченную линию движения и заходить в водопадный слив не под правым берегом, а справа налево. Оказалось, что так даже легче, струей вынесло на середину слива, и мы прыгнули почти идеально. Но тут началось самое неприятное. Владимир не заметил, как после столкновения с бурлящим котлом, в конце водопадного слива, у него соскочили ноги с упоров и он, на гребке ушел под катамаран. Крик Серика «Володя в бочке!!!» меня сильно обескуражил, ведь я видел, как мы очень удачно прошли слив и при всплытии все были на месте. Разбираться было некогда, и я сразу развернул катамаран в ту обратку, которая крутит все под сливом, на первом обороте мы действительно увидели Володю, но, пока мы до него дошли, его подтопило и выбросило вдоль левобережных скал на струю. В этот момент водопад обрушился на наш катамаран, и мы не смогли с первого раза вырваться из его объятий. Пошел второй заход. Теперь, во чтобы-то ни стало, надо было поскорее выбраться и догнать уплывающего Владимира. Мы разогнались по обратке поперек реки и, не обращая внимание на летящую сверху стену воды, врезались в пенный котел. Нам надо было пробиться к левым скалам, вдоль которых можно было проскрестись для выхода из этой карусели. Корму придавило сливом, но инерции груженого катамарана хватило, чтобы пробить обратный вал и, как говориться «на зубах», мы вырвались из этого плена. Володя бодро греб кролем к берегу (весло ему пришлось оставить еще под сливом). Кто хоть раз оказывался в подобной ситуации знает, как тяжело в спасжилете уйти со струи. Ему это не удавалось, но главное он сделал – греб в нужном направлении, и нам легко удалось его догнать и затолкнуть: и катамаран, и уцепившегося за него Вову — в тень, где стояла страховка. Самостоятельно залезть на судно у Владимира уже не было сил, да и с помощью товарищей этот трюк выполнен не был, поэтому мы спокойно пристали к скалам берега и Володя, с гордо поднятой головой, первым ступил на берег.

Прохождение третьей ступени адмиральским катамараном было почти скучным. Они выполнили тот заход, который планировали мы, но их перед сливом чуть не размазало по скалам правого берега. Зато в четвертой ступени экипаж расслабился и устроил вальс на 5 минут, в совершенно безобидной ситуации, попав в обратку. Думаю, это была дань памяти первого прохождения «Водопадного» порога адмиралом двадцать лет назад.

«60 +» или 20 лет спустя

После прохождения порога мы встали на ночевку в устье ручья. Всю ночь продолжался дождь, и пришлось дважды вставать и перечаливать катамараны. Вода за ночь поднялась более чем на 2 метра на выходе из порога. Сам порог превратился в грязный клокочущий поток, затопивший все камни на входной части и мечущийся в скалах, как разъярённый лев. Линии движения стали простыми, но я бы не хотел оказаться в его совершенно необузданном, бескомпромиссном теле.

У нас была вынужденная дневка. Чинили раздавленные на обоих катамаранах правые задние горбы, пели песни. Ещё день потратили на глубокую разведку оставшихся порогов ущелья, которые по нашей воде превратились в пороги высшей категории: «Крокодилы», «Ключ», «Башмак» и, конечно, «Лоток».

«60 +» или 20 лет спустя

Все было пройдено за один день, очень тяжелый и насыщенный. Связка «Башмак»-«Лоток» проходится без выхода на берег, только небольшой отдых в суводи под скалами, чтобы успеть переставить страховку. По своей насыщенности, этот кусок реки совершенно не уступает «Водопадному». Особенно порадовал «Башмак». Желание пройти этот порог красиво, чуть было не наказало мой экипаж оверкилем, зато адреналина хватило на весь оставшийся поход. «Лоток» напротив не доставил много хлопот. Правильный заход под правым берегом позволял избежать мощного котла под сливом, но не отбирал ощущения полета, когда ты мчишься с пятиметрового водопада.

Оставшаяся часть похода была наполнена дождями, паводком, отсутствием рыбалки и под конец, когда погода вроде наладилась, утренние туманы перешли в дымовую завесу, которую принесло из горящей Якутии.

«60 +» или 20 лет спустя

И, все–таки, мы успели насладиться красивейшими местами нижней части Уды. Делая по 50–70 км в день, мы любовались Саянами и мечтали еще раз сюда вернуться, опять лет так, через двадцать.

«60 +» или 20 лет спустя

Георгий Никитин, август — октябрь 2021

  VVV.RU