Интервью с Дмитрием Шагаевым
Интервью с Дмитрием Шагаевым,
мастером спорта международного класса



– Насколько я наслышан, Дмитрий, ты – выходец из «Аргонавтов»?
– Да, это так и есть на самом деле. Передвижной туристский лагерь «Аргонавты» организовал в своё время Александр Васильевич Силкин, один из «патриархов» рязанского туризма. Он по основному месту работы трудился тогда в рязанском КБ «Глобус». Мой отец, Шагаев Сергей Константинович, тоже работал на «Глобусе». Где-то в 1975-76 гг. отец сообщил мне, что при его родном предприятии организуется детский передвижной лагерь. Юридически оформлено это было тогда чуть ли не как обычный пионерский лагерь. Отец знал, что я люблю рыбалку, выезды за грибами и, вообще, вылазки всякие на природу. «Поезжай, – посоветовал он мне, – скорее всего, тебе понравится». И так я попал в поход по реке Пре, – на самый известный в Рязанской области водный маршрут. Поднимались по озёрам, потом сплавлялись по самой Пре, и далее – по Оке, в которую она впадает. Маршрут был рассчитан на месяц. И, конечно, я был после этого похода в полном восторге.

– Это тогда ты с Лёшей Фошиным, известным рязанским бардом, шёл в одной байдарке?
– Нет, это уже потом – на следующий год. Тогда мы с Алексеем действительно вместе сплавлялись по реке Шуе, что в Карелии. После этого был такой руководитель Оськин. Он повёл «аргонавтов» на Урал, на реку Белую. В этот поход я тоже пошёл. И, в принципе, череда моих путешествий все остальные годы в то время никогда не прерывалась. И непременно хожу я в походы до сих пор… После Белой, уже на следующий год, был я снова на Пре, потом – опять в Карелии, на той же Шуе и весной ещё на реке Черемош в Карпатах.
Потом ходили опять куда-то в Карелию и по Архангельской области. Это был поход третьей категории сложности, но, вспоминается, очень уж трудно он дался. Там и против течения пришлось преодолевать большое расстояние – где-то километров 90, и километров 300 всего по нескольким рекам идти. Причём через водораздел переходили пешком. Там я был с Фроловым Александром в одной байдарке. И девчонка с нами ещё была – Галя. Но фамилию её, к сожалению, уже не помню.
С Сашкой Фроловым мы уже после моей службы в армии продолжали вместе в походы ходить. Служил же я в Средней Азии – на Китайской границе и на Афганской. Призывался и увольнялся в городе Нарын Таджикской ССР. Потом был в Оше, на Мургабе. И целый год провёл в Афганистане.

– Путешествия в высокогорье – это особая статья твоей жизни, к которой мы ещё в этом разговоре вернёмся. А как сложилась твоя судьба после дембеля?
– Пограничников вообще всегда плохо увольняли, задерживали. Вот и я призывался на военную службу весной 1979-го, а возвратился домой из армии только в июле 1981 года, – уже с мозгами, совершенно «проветренными». Осенью того же года поступил на дневное подготовительное отделение (ПО) при Рязанском радиотехническом институте (РРТИ) и с 1981 по 1982 гг. на этом ПО обучался. По результатам экзаменов на этих курсах нас автоматически зачисляли в студенты и специальных вступительных экзаменов в институт мы не сдавали. В РРТИ я учился в 223 группе (факультет автоматики и телемеханики). Я был по возрасту ровесником тех студентов, которые институт уже заканчивали. Среди них были мои друзья – Лёша Фошин, Герасёв (один из основных активистов «туристкого кафе»), да и вообще много было ребят знакомых среди выпускников РРТИ. Они – мои ровесники и с ними ходил я в путешествия.

– После армии первый поход какой был?
– Традиционный. На Пру ходили по весне. Был как раз в составе группы и упомянутый уже Саша Фролов, который тоже вернулся после армейской службы. Он тогда в Питере учился в гидрометеорологическом институте. А ещё на подготовительном отделении познакомился я с Евгением Рыбаковым, – учились мы с ним в одной группе. Да и вообще именно тогда состоялось моё знакомство с теми, кто составляет сейчас ядро нашей теперешней команды.

– Дмитрий, припомни, пожалуйста, свой первый поход в качестве руководителя.
– Вообще это было ещё в школьные годы. По той же Пре сплавились мы на майские праздники. Это такая традиционная рязанская вылазка. А было это, когда я закончил в школе восьмой класс.

– Документов маршрутных не оформляли?
– Нет, конечно. Собирались просто и шли в поход. В основном, это были дети «глобусовских», хотя и из моей школы ребята тоже принимали участие. Я и жил в Рязани на Дзержинке (улице Дзержинского) – недалеко от «Глобуса». А после окончания десятого класса школы я попал в водный поход пятой категории сложности – сплавлялся по Катуни с москвичами. Всю Катунь с Рахмановских ключей проходил я на байдарке. А с москвичами познакомился через своего старшего брата. Это был 1978 год. Мне исполнилось тогда семнадцать лет (у меня день рождения в декабре). В годы службы в армии я видел реку Нарын в разную воду. У нас отряд стоял там, где начинался на этой реке один из каньонов. И по Нарыну в период моей военной службы сплавлялось несколько туристских групп. И когда разговаривал я тогда с мужиками-туристами, то выяснил для себя, что на байдарке никогда на такую реку не попадёшь. Это просто невозможно. Надо сплавляться либо на плоту, либо на катамаране. Но плот – это что-то огромное и «бесформенное». Вот и созрела у меня задумка о том, что нужно ходить на сложные реки на катамаранах. Каяков тогда ещё у нас не было, – только-только появлялись разборные, каркасно-надувные. А стеклопластиковые, самодельные, были хрупкими и неуклюжими. И потом я прекрасно понимал, что если ты не живёшь у горной реки, где можно каждый день тренироваться, то при всём своём желании всё равно особых достижений на каяке не добьёшься. Так что начинал сразу после армии ходить ещё на байдарочках, а потом пошил катамаран. На этом средстве сплава первый мой поход был весной 1983 года – на Мсту. Там мы и испытывали этот катамаран, внутренняя оболочка которого была сделана из медицинской клеёнки, купленной в аптеке. А для изготовления наружной оболочки катамарана, так называемых чехлов, использовали прорезиненный капрон. Чтобы его достать, специально ездили в Саранск и на тамошней городской свалке находили нужные нам лоскуты этой ткани. Форма первого нашего катамарана была своеобразной – с плоским верхом – типа «папушевского» (то есть походила на модель катамарана известного отечественного туриста-водника и тренера по гребному слалому Сергея Папуша). Схему для изготовления катамарана, помнится, взяли то ли из альманаха «Ветер странствий», то ли из журнала «Турист». Был наш первый катамаран около четырёх метров длиной и 50 сантиметров в диаметре. После Мсты это средство сплава побывало на Зеленчуке, Аксауте, Лабе, Кубани. Основными в группе тогда были Шагаев, Рыбаков, Чичеров Володя ( старший из двух братьев, с которым мы на ПО учились в одной группе). Потом к нам младший Чичеров примкнул – Михаил. Ещё нашими напарниками по походам были Александр Попов (староста нашей группы на ПО), Володя Степанов ( тоже учился с нами в одной группе), Сергей Таран( у него отец был преподавателем РРТИ). Уже в конце нашей учёбы в РРТИ приобщился к нашей группе Игорь Зудин. Мы познакомились с ним, когда он возвращался с Утулика-Хара-Мурина ( руководителем его группы был Игорь Красавин), а мы тогдашней нашей студенческой группой добирались домой после сплава по реке Чая, что в Северном Забайкалье. Кроме меня в составе той нашей группы были Чичеров Володя, Сергей Таран, Степанов Володя, , Александр Качинский (сейчас он – врач, специалист по сосудистой хирургии в Третьей областной больнице, известной, как кардиодиспансер) и работающий сейчас анестезиологом Алексей. Фамилия его, к сожалению, уже стёрлась памяти. Но, насколько мне известно, у Лёши отец тоже был «глобусовский», – или заместитель главного инженера, или что-то подобное.

– В то время пологалось официально регистрировать походы и выпускаться на маршруты в турклубе. Почему так получилось, что участники вашей группы, как раньше выражались, «ходили дикарями»?
– Сейчас трудно определить полную мотивацию. Но самое главное – это то, что бюрократическая «заморочка» на эти выпуски была очень сильна и, зачастую, совершенно неоправданна. А поскольку подтверждающих туристский опыт справок каких-то у меня после армии вообще не было, а путешествовать очень хотелось, я и ходил в походы со своими друзьями без так называемого «официального выпуска на маршрут». А ещё тогдашняя «туристская номенклатурная верхушка» рассуждала так: «Раз мы там не были, то и вам там нечего делать». То есть всё – только «по стопам старших товарищей». А мне это повторение уже пройденного, по следам «более правильных и особо приближенных» никогда не нравилось. Всегда выбирал свой путь. И ещё у нас один непреложный принцип имелся: «Мы – компания близких друзей, а не просто случайные попутчики, которые собрались «на раз». Это я до сих пор считаю правильным. Ведь чтобы чего-то «весомого» достигнуть, нужна хорошая схоженность, слаженность, неформальное распределение обязанностей в группе. И должна быть уверенность в человеке. В том, что он своё дело знает «от и до».

– У меня имеется информация, что такой известный рязанский водник, как Константин Рождественский, в своё время оказал вашей группе помощь по части приобщения к «официальному туризму». Ты имел отношение к возглавляемому Рождественским турклубу «Радуга» при НИИ ГРП (институт газоразрядных приборов), нынешнему НПО «Плазма»? И где вообще работал ты после окончания РРТИ?
– С Костей Рождественским я был в походах два раза. В первый раз он меня и Мишу Чичерова сразу официально взял в «шестёрку». Это был поход со сплавом по Чуе с Мажойским каньоном и переход на Юнгур. Но вместо Юнгура мы сплавились по Шавле, потому что плутанули. И маршрут получился такой: Чуя-Шавла-Аргут-Катунь. А всего на «Плазме» я работал два года – с 1989 по 1990. В группе Рождественского был в том числе и Валерий Николаевич Дронов( главный инженер НИИ ГРП, то есть нынешнего НПО «Плазма»). Дронов пригласил нас работать в отдел товаров народного потребления. А сразу после института полных три года я отработал на «Глобусе» И на четвёртый год ушёл на «Плазму». Мы в то время делали совершенно шикарные стеклопластиковые вёсла. В принципе, они, наверное, до сих пор самые лучшие в стране. И специалист по изготовлению таких вёсел Михаил Самохвалов частично перенимал подобный опыт в том числе и у нас. Разработали мы вёсла, шлемы и вообще много чего нужного и полезного. По стеклопластику мы тогда дружной бригадой работали, – Чичеров Михаил, Зудин Игорь, Шагаев и Оля Кодылева. И дружба наша до сих пор не только не иссякла, но даже окрепла.

– Дмитрий, как известно, ты – единственный действующий Мастер Спорта международного класса в Рязани. Совсем недавно стало известно, что твоя группа завоевала «золото» на чемпионате Москвы. И об этом незаурядном для Рязани событии мы ещё будет вести на страницах «Таганка» особый разговор, но не в этот раз. А какой ещё поход, помимо общепризнанной «спортивной вершины» 2007 года – прохождения реки Сатледж, вытекающей из «центра Вселенной» – возле священной горы Кайлаш, что в китайском Тибете, считаешь ты своим несомненным спортивным достижением?
– Наверное, сплав по Аруну. Это река в Гималаях, которую мы прошли в 1996 году. Горжусь, что Николай Рязанский, который входит в Центральную маршрутно-квалификационную комиссию, написал заметку о том, что упомянутый мной поход – это первый зарубежный выезд отечественной туристской группы, осуществлённый по правилам проведения спортивных путешествий России. И в чемпионате России в тот раз заняли мы второе место. «Золота», к сожалению, нам тогда не дали. Но это – чисто «закулисные дела». Они потом извинялись. Потому что первое место присудили группе, прошедшей старый, уже много раз пройденный маршрут. Но в той группе был москвич руководитель и это всё объясняет. « Простите, ребята», – оправдывались имеющие совесть люди, – но в данном случае мы сделать для вас ничего не можем, потому что расставить места в Чемпионате именно так было нужно». И я это прекрасно понимаю. А то наше путешествие в Гималаях со сплавом по Аруну было самым первым за всю историю отечественного водного туризма участием в зарубежном походе высшей категории сложности. Участниками сплава по реке Арун (Гималаи, Непал), состоявшегося в октябре 1996 года, были следующие спортсмены: Шагаев Дмитрий(руководитель, г. Рязань), Рыбаков Евгений (г.Рязань), Плетнёв Игорь(г.Рязань), Чичеров Михаил(г.Рязань), Черёмушкин Вадим( г. Рязань), Дронов Валерий (г.Рязань), Чичикин Олег(г. Рязань), Мижегурский Александр(г.Балабаново Калужской обл.), Клюев Владимир( г. Брянск), Киреев Виктор( г. Брянск), Андреев Сергей (г. Волгоград), Давыдов Александр( г. Москва), Пастухов Михаил(г.Москва)

– А где в настоящее время находится отчёт по реке Арун?
– Где-то в Москве. Но у них там сейчас борьба ведётся между библиотеками. Одна – это которая на Большой Коммунистической улице располагается, а другая – та, где туристско-спортивный союз (ТСС) находится. И я думаю, что отчёт наш там, где ТСС. Ещё с тех времён у них конфликт не разрешён между ТСС и Московской Федерацией. Одни не хотели подчиняться Востокову, а другие, наоборот, хотели подчинить.

– Это игры амбиций сказываются на тебе лично, на твоих организационных возможностях?
– В принципе, я никогда не был функционером. Не являюсь я им и теперь.

– Но сейчас, насколько я знаю, ты собираешься как минимум один раз в год пройти какой-нибудь серьёзный маршрут.
– Во всяком случае, мы стараемся это делать. Несколько лет не получалось «склеить» именно «шестёрочные» походы, потому что после того, когда в нашей группе погиб Александр Аксенов из Обнинска, – при сплаве на связке рек Ойгаинг-Пскем, в спортивном отношении для нашей группы наступил «мёртвый сезон». А в том трагически закончившемся походе у нас было очень полное прохождение связки рек в паводковую, просто сумасшедшую воду. Уже преодолели мы тогда все серьёзные препятствия и шли просто «фон». Есть там такой каскад порогов – «Штольня», – примерно 150 кубов расхода воды с жутким совершенно уклоном. И мы в предыдущий день это серьёзнейшее препятствие прошли, заночевали. И дальше шёл обычный «рабочий», ничем не выдающийся участок. Хоть пороги всё равно «пятёрочные», но для такой реки и для такой команды – это просто, как я уже сказал, «фон». Перед посёлком, первым населённым пунктом, как-то мы расслабились, не рассчитали и перескочили через огромную глыбу, на которую шёл весь поток. Мы-то через неё перескочили, а сзади – мощная «бочка». Мокнуло всех нас с головой и всплыли кормой вперёд. Пока то, да сё, ткнулись кормой где-то метров в 50 ниже в скалу, торчащую посреди реки. А там эти горные образования из конгломерата, – глыбы, совершенно не обкатанные водой. Упёрлись мы в скалу и стоим. Попытались выдернуться вперёд, – против течения не выгребаем. И нас скинуло к этому камню бортом, начало подтапливать. Все – на один баллон. А Сашку, который был левым носовым гребцом, смыло. Потом ещё двое сами прыгнули в поток, чтобы разрешить ситуацию, а то нас уже стало опрокидывать. Я был, как всегда, правый кормовой. Меня выпихнуло наверх и я, подтянувшись, вылез наверх той глыбы, к которой нас прижало. Прыгнувшие в поток ребята благополучно вылезли чуть ниже по течению. А спустя какое-то время, минут через пять примерно, мимо них пронесло Сашку вниз головой. И на повороте реки он опять исчез. Уже потом, когда его нашли через два месяца (тогда уровень воды значительно упал и дал возможность тщательно осмотреть берега), выяснилось, что он за этим поворотом реки и остался. Сначала тело находилось под конгломератной глыбой, где его что-то задержало, а потом ещё попало ногами под дерево и было прижато между деревом и дном. Так Сашка там и остался. Не смог вылезти. За телом потом ездили… В группе у нас есть человек, Анатолий Щирый, который живёт в Ташкенте. Он уехал туда из Брянска много лет назад. И как попал в Ташкент после распределения, так там и остался. Сейчас он – гражданин Узбекистана и живёт в этом городе постоянно. Анатолий с нами много раз совместно ходил в различные походы. А в его доме – как бы своеобразная наша база там, в Средней Азии, когда ходим мы туда в походы. А Саше Аксенову памятник мы там поставили. Это, конечно, грустно, когда вместо победы получается поражение. Абсурдно, по мнению многих, когда, так сказать, « на отдыхе» погибают.

– Такова уж особенность этого вида спорта. Каждый, кто такого уровня мастерства, как у спортсменов вашей группы, достиг, прекрасно знает, на что идёт. И от трагической участи в сложных походах никто не застрахован.
– В принципе, народ из старых корифеев, у которых уже по 15-20 «шестёрок», – такие, например, как Краснов из Обнинска, говорят, что на десять сильных «шестёрок» приходится по статистике один покойник. На таких маршрутах настолько мощный поток, что даже простое попадание в воду – это уже «фифти-фифти». То есть то ли ты выберешься благополучно, то ли нет. Поэтому, в принципе, какие-то перевороты на маршрутах подобного уровня сложности, по моему мнению, недопустимы. На «шестёрках» надо стараться идти так, чтобы оверкилей вообще не было. Потому что последствия могут быть самыми печальными… А после трагического случая с Алнксандром случился всем известный дефолт в августе 1998 года. Денег не было. И несколько лет мы, можно сказать, восстанавливались. Я то всё равно в походы ходил, но это уже были маршруты попроще. Куда-то мы там на Урал забирались с молодёжью, с детьми даже несколько раз. Сыну моему было семь лет, а он участвовал с нами в сплаве по Кожиму. И тогда я с ним поднимался на гору Народную, например. И в день его рождения мы были там. Кроме нас были ещё две женщины. А Миша Чичеров со своей дочкой заехали в верховья Кожима. Мы же туда пришли пешком. И потом сплавились…С 1995 года с нашей командой стал ходить Черняев Роман. Первый раз взяли мы его на Сары-Джаз. Готовились туда и нужен был человек. Его включили в экипаж, в котором все остальные три человека имели уже по нескольку «шестёрок». Роман себя хорошо проявил и дальше стал участвовать во всех других наших походах. За Сары-Джаз нам тогда присудили четвёртое место в чемпионате России. В том походе с нами участвовала Ирина Смолова из Обнинска. Она – вообще первая из женщин, которой удалось сплавиться по Сары-Джазу, – очень сложной реке (Ирина – жена погибшего на Ойгаинг-Пскемском маршруте Александра Аксенова). Там же как раз, на Сары-Джазе, была команда Сергея Папуша( хотя официально был другой руководитель). И у них там тоже произошёл несчастный случай. При осмотре парень упал в каньон метров с 20-30. Ударился, разбился и водный поток его унёс. Тела так и не нашли. Он был скалолазом, поскольку на маршруте предполагались жёсткие осмотры и его специально брали для этих целей. Погибший чуть ли не КМС по скалолазанию был, плюс водник со значительным опытом.

– Дмитрий, ты ведь сейчас возглавляешь Федерацию рязанского туризма. Много времени отнимает эта работа?
– Честно говоря, я не особо функционер, о чём уже говорил, Поэтому работу федерационную делает, в основном, Люба Хлопенкова, она – официальный секретарь нашей Федерации туризма. А помогает ей в этом и Александр Ситников, – он официально является заместителем председателя Федерации. Саша работает там профессионально и на все конференции и тому подобное ездит именно он. Тем более, что я, как общественник, чисто физически не имею таких возможностей. И, честно говоря, не особо это мне надо, – все эти «бумажные» дела. Они мне и никогда-то, в общем-то, не были интересны. А так приходят ко мне мальчишки, которые выпускаются в походы. Мы можем расписываться в Рязани за водные походы до «пятёрки» включительно. Якунин Володя у нас по-прежнему председатель МКК, он рассматривает выпуск на сложные походы. А выпуск на более простые маршруты подписываю я. На всякие там «карелии», «уралы» и т.п. Народ на эти походы ко мне приходит. Так что общаюсь в том числе и с молодёжью.

– Дмитрий, сам ты водной технике специально нигде не учился, – только в походах. А ребята есть в твоей команде, подготовленные в техническом плане очень хорошо. Есть и такие, кто занимал призовые места на различного высокого уровня соревнованиях. Чувствувуется ли контраст в этом отношении? Или время уже сгладило изъяны технической неподготовленности? Как сам себя ты в техническом плане оцениваешь?
– Сейчас я, конечно, уже стареть стал.

– Нет , давай оставим сторону физической подготовки, а именно по технике.
– Нужно понимать, что техника на соревнованиях и техника прохождения сложных порогов – несколько разная. И подход к сплаву тоже разный. Если на соревнованиях закладывают такую линию движения, что если ты переворачиваешься, то это не является чем-то из ряда вон выходящим и перевороты – часты и естественны, то в серьёзном походе любой оверкиль – это уже ЧП. Особенно на первопрохождениях, когда не знаешь, что там впереди, ниже по течению. Если это учитывать, то опыт соревнований и походный опыт – это разные вещи. А так, конечно, тот же Борис Гусев, если на «двойку» сядет, то в техническом отношении, конечно, он лучше меня. И на соревнованиях это может проявиться совершенно однозначно. У нас техника в этом смысле даже не сравнима. Но где-то в походе, например, на Марсианди (Гималаи, Непал) этот контраст в технической подготовке был сглажен. Я говорил участникам: идите – можно проходить, вы это умеете. А ребятам просто было страшно. Хотя я видел, что мы можем пройти. А экипаж желающих идти не набирался. Из «добровольцев» были только я и Зудин – вот и всё. Единственный раз участвовали мы в своё время на соревнованиях на реке Белой на Кавказе ( Костя Рождественский, Нина Якунина, Валера Дронов, Игорь Зудин, Шагаев, да ещё Вадик Черёмушкин на каркасно-надувном каяке). Это было в качестве тренировки перед Чуйским походом или перед следующим. И тогда мы заняли место в общем зачёте выше, чем даже наша главная на то время Рязанская команда. Потому что они не получили полного зачёта (их команда была первой среди не получивших полного зачёта, а мы – последними из тех, кто полный зачёт получил ). Случилось это потому, что мы участвовали в тех состязаниях не на «спортивных», специально предназначенных для соревнований судах, а на походных. Я, например, в порог «Топоры» прыгал на катамаране-двойке со своей женой. «Топорики» тоже с ней проходил. «Киши» мы шли с Мишкой Чичеровым. Разрешали там меняться и мы ходили и смешанными экипажами и, вообще, по-всякому.

– А с супругой познакомился тоже, наверное, «на туристской стезе?»
– Мы, рязанцы, участвовали в сплаве по рекам Сандалаш и Чаткал на четырёхместном катамаране. Так получилось, что на том маршруте было нас всего трое, – участвовали в сплаве я, Женя Рыбаков и Лена Яшина. А вместо отсутствующего члена экипажа положили рюкзак с камнем внутри. Это чтобы катамаран сильно не бросало. Называли это «мальчик». В этом походе познакомились мы с путешественниками из Брянска, – группа туристов из этого города была первой и единственной, с кем мы встретились на маршруте. Видим: машут с берега ребята. Когда причалили, угостили нас чаем. «А почему, – спрашивают, – вы всего лишь втроём?» « Да есть у нас мальчик, – глупо улыбаемся мы, – вон он там, в рюкзаке лежит». Брянцы прижухли. Подумали, что у нас один из участников погиб. Мы попили чаю, отдохнули. « Ну, говорим, – мы дальше пошли». «А где же ваши все остальные? – спрашивают» . «Да все мы тут, – отвечаем». Брянцы просто в ужас пришли и предложили дальше сплавляться с ними. Мы согласились. « А как у вас участник погиб?» – спрашивают. «Да камень там, в рюкзаке лежит!» – не удержались мы от смеха. И как-то мы с ними, брянскими этими туристами, скорешились. На ночевку встали вместе и уже весь остальной путь шли как бы одной группой. Это было примерно где-то на полпути. А потом, уже зимой, поехали мы к ним на «точку». И там, в Брянске, я познакомился с ихним народом, где была в том числе и моя будущая жена. Весной мы с ней вместе пошли в поход. А ещё до этого ей приходилось сплавляться по Риони и по другим кавказским рекам. К тому же владела она ещё и альпинистской техникой. А нам тогда нужен был как раз человек, который поучил бы народ с верёвками работать и прочее. Я с будущей своей женой первый раз в походе четвёртой категории сложности был вместе. Мы тогда на Лабу заезжали через Архыз. И памятен этот поход ещё тем, что мы там с Ольгой Помыкановой (потом Морозовой, – она работала тогда на «Глобусе») проходили вдвоём сложный порог под названием «Затычка».

– А с Силкиным Александром Васильевичем, который сейчас живёт в Гусе Железном, ты давно не общался?
– В позапрошлом году он ко мне заходил. Помнит он меня. Я его тоже помню очень хорошо. Считаю, можно сказать, своим учителем в туризме. Наверное, такие общетуристские принципы, которых я придерживаюсь до сих пор (убрать территорию после стоянки, не гадить, лишнего не рубить и т.п.), конечно, это от него, от них – с тех времён идёт. Поэтому, однозначно, что Александр Васильевич – мой учитель. А по сложным походам у меня уже учитель другой. Это – Андрей Нестеров. Он из города Обнинска – доктор наук и прочее. Именно он научил меня «шестёрочному» обращению с водой. Ведь если сравнить самую сложную «пятёрку» и среднюю «шестёрку», то даже дилетант поймёт, что это – просто несоизмеримые вещи. У любой «шестёрки» – это как бы абсолютно другой уже уровень. У нас в Рязани тогда не было людей, которые могли бы в этом «верхнем уровне» чему-то обучить. Потому что как таковая «шестёрка» – это особая статья в водном туризме. Единственной в Рязани тогда была группа Валерия Логунова 1987 года («серебро» на чемпионате СССР за первопрохождение Майнакского ущелья на реке Чарын в Казахстане). И больше рязанских «шестёрочных» походов, которые можно назвать выдающимися, в тот период не было.

– Я знаю, что одно время к вашей группе было негативное отношение со стороны так называемых «официальных кругов рязанского туризма». «Шагаевцы», дескать– неофициальные туристы, «дикари». Поэтому «цивилизованно-правильные» рязанские водники – это одно, а «дикари» – это совсем другое. И общего между этими путешественниками ничего быть не может.
– Да, было такое. Хотя тех, кто с Логуновым, ходил в походы, я практически всех знал. И они меня знали. И часть «логуновского» народа со мной даже время от времени в походы ходила. Я так же понимаю вот что. Тот же, допустим, «логуновский» поход 1987 года был для участников, не говоря уже о руководителе, почти что бесплатным. Почти все расходы на организацию и проведение этого путешествия компенсировались за счёт Рязанского Совета по туризму и экскурсиям, от которого команда выпускалась на маршрут. Вообще тогда в рязанском туризме была очень большая борьба за деньги между сущетсвующими командами. А я уже тогда прекрасно понимал, что исключительно за казенные деньги ходить нельзя. Это как бы покупать или продавать любимое дело.

– То есть любовь, если она настоящая, не продаётся?
– Да. И мы ходили исключительно только на свои собственные средства. И не хотели участвовать в конкурентной борьбе за казённые деньги. Так получалось, что мы свою жизнь как бы «подгоняли». Это было в бюджете наших зарабатываний. А как только случились неприятности в стране, то все группы, которые ходили за заводские или другие какие «халявские» деньги, перестали существовать. А мы как ходили за свои личные деньги, так и продолжаем ходить. Для нас это действительно было увлечение, очень значимое в жизни. Таким оно остаётся и сейчас.

– А ещё расскажи, пожалуйста, о возникновении популярного в Рязани туристского фестиваля “Орешек”. Ведь ваша фирма “Спаркс”, насколько я знаю, имеет к этому самое непосредственное отношение.
– Нами, а вернее, Евгением Рыбаковым, этот «Орешек» и был придуман. Первые “Орешки” вообще проводились полностью за наши деньги. Было это более десяти лет назад, – в 1997 году. А вообще это мероприятие задумывалось, как обычный туристическо-развлекательный слёт. Это сейчас оно стало общегородским. Об истоках же этого рязанского туристского праздника почти никто не знает. Может быть, вскоре о создателе этого «раскрученного» проекта и не вспомнит никто. А настоящим автором был конкретно один человек – Рыбаков Евгений Вадимович, бессменный директор фирмы “Спаркс” и незаурядный организатор. И член нашей команды. У нас с ним штук восемь совместных «шестёрок». Он всегда был в моём экипаже левым кормовым. Зудин Игорь – левым носовым, Чичеров Михаил – правым носовым. Я не боюсь во всеуслышанье сказать, что на тот момент это был самый сильный экипаж в стране. И даже в состязяниях на «спортивном» катамаране в тройку мы совершенно однозначно входили бы на отечественных соревнованиях любого, даже самого высокого класса. То, что мы творили на воде( в хорошем смысле) – словами сейчас не передать…Мы с Рыбаковым с ПО и до сих пор вместе. И он тоже “глобусовский”. В принципе, мы с Женькой мельком знакомы были ещё с детских лет. Он сам в «аргонавтах» не был. Но «аргонавт» Александр Фролов – одноклассник Рыбакова. Они жили в одном дворе в Горроще и у них была своя «невыпускная» туристская тусовка. Саша Фролов в сложных походах не участвовал, но был очень активным в детские годы, затем в студенческие. А потом как-то выпал из нашей общей орбиты. И в походы ходить перестал – участие в коммерция помешало и т.д. Сейчас он работает инженером на нефтезаводе.

– Всему – своё время. Кто-то уходит. Кто-то приходит. У каждого – свои перипетии. Жизнь есть жизнь.
– У Фролова родители тоже были “глобусовские”. А с тем же Лёшей Фошиным я ещё в пионерском лагере “Комета” бывал. В одной комнате жили на соседних койках. Даже ещё до «аргонавтов». Дрались, помню, подушками. Лёша, он всегда был такой здоровенный! И подушкой мне тогда от него сильно доставалось.

– Если сравнить состояние туризма сегоднешнего дня и, скажем, двадцатилетней давности...
– Конечно, трудно сравнить совершенно объективно, потому что все мы даже уже в разных государствах живём. Но, несомненно, что сейчас, в последние 2-3 года, явно идёт подъём и рост интереса к нашему туристскому роду деятельности и количественно, и качественно. Я не имею в виду вновь появившиеся направления, – такое, например, как каякерское движение. Есть группы и отдельные спортсмены по водному туризму в нашей стране, которые находятся на самом высочайшем мировом уровне. И есть профессиональные каякеры в разных дисциплинах.

– В Рязани нет профессиональных каякеров?
– Нет, конечно, – мелковат для этого наш город. Но, в принципе, есть спортсмены хорошего среднего уровня. Я сам каяком не умею профессионально владеть, – только по самой примитивной гладкой воде приходилось его использовать. Это не моё дело, а сейчас уже поздно учиться. Это всё-таки, как мне кажется, больше мальчишеское. Нужно лет в 14 начинать и, непрерывно тренируясь, к 30 годам человек станет способным прыгать с 30-метровых водопадов. А в целом, я думаю, многое мы в этом плане потеряли. Практически умерли плоты (с гребями). Это сейчас – полная экзотика. Я за последние несколько лет не слышал ни об одном серьёзном походе на плотах вообще в нашей стране. В то же время появились рафты. Но эти суда, по моему мнению, появились у нас по пути с «коммерческим соблазном». Есть представляющие фирмы-производители рафтов ребята, которые ходят в походы на этих средствах сплава. Но это тоже в какой-то мере рекламные вещи. А в целом интерес к путешествиям, мне кажется, очень сильно сейчас возрастает.

– Если проходить пороги на исконных наших катамаранах и, в общем-то, только в период «горбачевской перестройки» появившихся у нас рафтах, то какие, на твой взгляд, у этих средств сплава имеются преимущества и недостатки?
– Эти средства сплава – какие-то не совсем и не во всём совместимые вещи. Для реки с большим уклоном, с надводными припятствиями, конечно, катамаран ни в какое сравнение не идёт больше ни с чем. Это единственное судно, которое может проходить. Но если нет надводных препятствий, а просто мощная вода, то у большого рафта проходимость таких мест даже лучше. Если катамаран может перевернуть, то огромный рафт по какой-нибудь Сан-Коси с валами 3-4 метра в большую воду, идёт лучше. То есть каждое средство сплава по-своему хорошо. Но смотря для чего. Универсального нет. Иначе такое средство сплава было бы уже изобретено. А ещё – кто к чему привык. Катамаранщику удобнее сидеть и чувствовать себя на катамаране, рафтеру – на рафте. А прототипом рафта в СССР был ЛАС (лодка авиационная, спасательная).

– Мне кажется, на сегоднешний момент подготовка молодёжи в туристской сфере идёт только по соревнованиям и отношение к походам сейчас – как к «гадкому утёнку». Может быть, я ошибаюсь?
– Это просто два разных направления. Опять же, самый наш известный рязанский тренер по водному туризму, Михаил Самохвалов (Михалыч, как его все называют, хотя это вовсе даже не отчество), занимался с народом и ребята систематически ездили на соревнования. В нашей команде Борис Гусев – оттуда, с этой школы. Но кончилось «материальное стимулирование», перестали спортсменов финансировать – и всё. В результате хорошая, крепкая команда пропала. Потому что в большинстве своём это были люди, ориентированные на то, чтобы ходить не за свой счёт. Вот Борис понимал, что хочет ходить, не смотря ни на что. И перешёл ко мне в команду. И он так же продолжает совершать походы, как и раньше. А о большинстве других воспитанников Самохвалова сейчас даже и не слышно.

– Борис Гусев – он единственный, кто попал в твою команду после более-менее профессиональной подготовки?
– Есть ещё Олег Захаров. Вот они с Борисом у нас – два новых мастера. Ну и менее известный, потому что он раньше ещё ушёл – это Бочаров Роман из «михалычевских». Сейчас все они готовы за свои деньги продолжать заниматься и ходить в походы.

– Сколько нужно иметь денег каждому участнику похода, чтобы побывать в путешествиях, подобных вашим – со сплавом по высокогорным рекам Гималаев?
– Суммы всегда разные. Но хочу сказать, что помимо всего остального я трачу много времени и сил, борясь за понижение расходов. Самые большие траты, например, связаны с авиационным перелётом. Так вот я отслеживаю всякие рекламные акции авиаперевозщиков и, бывает, что приходится брать билеты за полгода до вылета. Но тогда они получаются более дешевыми. Если говорить о конкретных суммах, то наши экспедиции в Гималаи обходятся примерно по одной тысяче долларов с человека.

– Мне кажется, это дёшево.
– Сказалась борьба за удешевление. То есть рациональный такой подход. И названная мной сумма включает в себя всё – «от дома до дома». Со всеми выпивками, переездами и прочими накладными расходами.

– Руководители такого высокого уровня, как у тебя, как правило, очень щепетильно подходят к составу участников. У тебя же, насколько я знаю, любой человек, имеющий соответствующий походный опыт, находит себе место в вашей команде. Насколько это верно?
– В принципе, абсолютно верно. Считаю, что человек, дошедший до высокого уровня, прошедший одну или две «шестёрки», – это уже спортсмен, прошедший такой отбор, что может двигаться дальше. Он показал, что хочет и может. И для меня это есть самая лучшая характериститка, или, как бы это сказать, рекомендация. А потом перед ключевыми, значимыми путешествиями у нас бывают ещё обязательные тренировочные выезды. Например, перед Голубым Нилом была у нас памирская «шестёрка». В тренировочных походах люди себя показывают такими, какие они есть. Сразу видишь, кто что умеет, кто чего стоит. Поэтому у нас открытая команда. Это не то, что какая-то каста, которая считает себя лучше всех. Нет. У нас – нормальная, открытая компания… Понятно, что участие в любой «шестёрке» – это реальная угроза для жизни. И очень многим людям это совершенно не нужно. Ведь есть такие спортсмены, которые всю жизнь ходят только в Карелию, например. Другие на Урал выбираются. Есть такие, кто доходит до «пятёрок» и выше им не надо. И всё это имеет право быть. А те, кому нужны не просто «шестёрки», а первопрохождения самые сложные – пожалуйте к нам! Потому что при выходе на серьёзные маршруты мы всегда испытываем «нехватку квалифицированных кадров». Бывает, что у нас в команде присутствуют как бы вспомогательные люди. Для организации, например, береговой страховки и т.д. Есть суперсложный спортивный участок, потом сложность падает и там может уже такой человек поучаствовать непосредственно в сплаве.

– Насколько я понимаю, в подобного рода сложнейших маршрутах ни один человек лишним быть не может. Но это не значит, что каждый участник обязательно станет проходить пороги. Найдётся место и тем, кто будет помогать в организации страховки, фото-киносъёмок и т.п…И ещё: если рассказ о ваших спортивных экспедициях пройдёт в СМИ, ты лично возражать не будешь?
– Нет, чего возражать-то. Мы ни у кого ничего не просим и никому ничего не должны. Ходим сами по себе. Самодостаточные мы. Ни у государства, ни у спонсоров мы не клянчим денег. А просто делаем своё дело. Лично я воспринимаю наши экспедиции, как своё большое увлечение. И ради этого я трачу и деньги, и свою энергию. Ведь подготовка к путешествиям «высшего уровня» занимает много и времени, и сил. Какие-то материалы нужно найти, карты по маршруту и прочее. Необходимо так грамотно укомплектовать людей, чтобы они могли и сами найти себе удовлетворение и всей группе принести максимальную пользу. А вообще у нас группа, я бы сказал, – это такой своеобразный, большой Российский клуб. Потому что, если взять тот же наш поход на Сары-Джаз, то увидим, что из семи городов были люди. Хотя основа, своеобразный «фундамент», – это всё равно РРТИ, который все эти люди заканчивали. Но сам факт общности людей из разных городов говорит за себя. И ещё одна из наших особенностей – то, что в те, уже кажущиеся далёкими времена, когда мы с трудом могли набрать один экипаж и ходили, будучи близкими друзьями ( до сих пор мы друзья) я понял, что с одного города, такого, например, как наша Рязань, набрать на хорошу «шестёрку» людей очень тяжело, а может быть, даже и невозможно. И поэтому я широко общаюсь с такими же фанатами как и я с других городов. И фактически у нас получается, что во всех последних наших походах всегда присутствуют в группе люди из разных городов. Чаще всего – это бывшие «альтаировцы» (то есть бывшие воспитанники клуба туристов Рязанского радиотехнического института «Альтаир). Но не всегда. А в принципе везде, где ходят на водные «шестёрки», народ нас знает.

– Дмитрий, ты употребил слово “фанат”. То есть – фанатик. Это образно или на самом деле ты считаешь себя таковым?
– Наверно, – на самом деле, на полном серьёзе. А как ещё назвать подобную целеустремлённость? Когда все свои силы, знания и опыт подчинены как бы одной только цели. У меня, наверное, даже бизнес – это не столько самоцель, сколько второстепенное средство, дающее возможность жить и, в том числе, ходить в походы. Потому что без этого я лично жизни своей не мыслю.

– Сейчас большинство «умных людей» зациклилось. Их с полным правом можно назвать фанатами бизнеса.
– Я к этой категории не отношусь. Работа есть работа, а увлечение есть увлечение. В принципе, для чего зарабатывать деньги – под подушку их складывать, что ли? Я их трачу на путешествия и на то, что необходимо для его осуществления – на снаряжение и т.п.

– Позволь тогда чисто технический вопрос, по снаряжению: средства сплава у вас обновляются или продолжаете использовать старые, – те, на которых ходили раньше?
– Под все ключевые наши «мероприятия», безусловно, специально делается новое снаряжение. Это – однозначно. То есть катамаран больше двух-трёх «шестёрок» не выдерживает. Сказываются посечки различные, потёртости и т.д. Где-нибудь в огромной «бочке» или прижиме баллон просто лопнуть может. И таким средствам сплава уже доверять нельзя. У меня сейчас есть несколько катамаранов, которые мы уже не берём, – те, например, которые были на Аруне. Они есть, но мы на них уже не ходим. Отдаём, если просят на какие-нибудь несложные походы. Но на простых маршрутах с такими средствами сплава свои проблемы. Например, идти на подобном “верблюде” куда-нибудь в Карелию, где значительная часть сплава проходит по озёрам – это мука смертная. Просто ветром сдувать будет! Поэтому старые суда по-тихонечку либо выкидываются, либо отдаются. Так что всё основное снаряжение мы делаем заново.

– Если первые катамараны ты, Дмитрий, изготавливал сам, то сейчас время иное. Кто делает у вас средства сплава сейчас? Принимают в этом участие спортсмены вашей команды или просто оформляете заказ на необходымые вам суда и покупаете их?
– Для всех катамаранов я делал и делаю сам выкройку, сам раскраиваю, а в принципе – и шью. Последний наш катамаран, самый боевой, сшили мы в 2005 году, – при весенней подготовке к сплаву по реке Манавгат (Турция). А осенью того же года был поход на Марсианди (Непал, Гималаи) и специально был сделан новый катамаран. Только поддувы клеили Катя с Махляевым (они – из клуба “Мир приключений”, – тоже очень инстересная толпа со своей историей. Базируются где-то на улице Ленинского Комсомола в Рязани). Вот они и делали нам поддувы, потому что у нас тут, в «Спарксе», места нет. А так у меня здесь, в подвале, стоит швейная машинка полупромышленная и на ней шьётся в последние годы всё необходимое.

– И под каждый маршрут, как я понял, меняются и габариты средств сплава, и пропорции?
– Не под каждый абсолютно, а каждый значимый, серьёзный маршрут. Я их, катамаранов, сделал десять штук, как минимум.

– Музей можно будет создавать скоро.
– Плюс маленькие четырёхместные катамараны небольшого водоизмещения, плюс двухместные…Я иногда ходил на таких. Хотя больше мне нравится на четвёрке и экспертом по двойке назвать я себя не могу.

– А вы отчёты сейчас пишете? Например, по Голубому Нилу, Манавгату и т.д?
– Что касается Голубого Нила, то мы с этим маршрутом тоже заняли Второе место на Чемпионате России по туризму.

– То есть у вас два “серебра” на Чемпионате страны?
– Именно так. Когда ходили мы на Голубой Нил, Первое место вообще никому не дали, а нам – пожалели. Тоже из-за закулисных там разных дел. То есть единственный раз за всю историю СССР и России, когда Первое место никому не присудили.

– То есть два раза вас “пробросили”? И то, что команда добросовестно заслужила – «золото» чемпионата России, участники её так и не получили?
– Получается, что именно так. А вообще составление отчёта – это затрата огромного количества времени, трудов праведных и уймы нервной энергии. И после подобного отношения к нам я отчёты просто не стал больше делать. И даже выпускаясь, я потом ничего не подавал.

– Раньше, в бытность мою самодеятельным туристом, говорили: хочешь стать Мастером Спорта по туризму – умей хорошо фотографировать. И если не имеешь литературного дара, то умей хотя бы немного писать. Вот и всё. Во многом в этой шутке доля истины была.
– Да, наверное. Но чтобы-то ни было, а есть у нас в Рязани и участники, подготовленные для водных походов самой большой сложности, и руководители. И это касается не только нашей группы. Из последующего поколения руководителей из Рязани я бы назвал Крупнова Романа. Он каждый год набирает людей, работает со студентами, с молодёжью. Ещё есть такой Махляев Александр, которого я уже упоминал – он тоже большие толпы народа выводит в Карелию каждый год. И на Кавказ. Со мной был он на Манавгате в одном экипаже. Потом они на следующий год (в 2006) ходили уже тоже с первопрохождением на реку Гексу (в Турции). В верховьях этой реки они были там первыми русскими – это абсолютно точно. А возможно, что и вообще первыми европейцами, которые там побывали. Так что есть у нас в Рязани и нормальные ребята, и команды хорошие. И молодёжь опыта набирается.

– А где берёте вы материалы для подготовки маршрутов?
– Чаще всего информацию по зарубежным маршрутам берём в интернете. По картам тоже много чего можно увидеть, – перепады какие, уклоны. Сейчас есть ещё хорошая возможность посмотреть реки с космоса (есть спутниковые программы). Даже пороги видно в виде белый пятен на реке. И характер местности вокруг распознаётся. В принципе, – очень удобная штука.

– Какой из твоих многочисленных походов, образно выражаясь, «до сих пор не даёт тебе покоя»?
– Тот, который я подготовил, но сам в него не попал, потому что заболел . Из организованных мною это был самый дорогой поход – в Африку. Руководителем водной частью был Игорь Зудин, а Роман Черняев руководил восхождением на Килиманджаро.

– В заключение нашего разговора поделись, пожалуйста, хотя бы очень коротко, планами вашей спортивной группы на нынешний, 2008 год.
– В апреле – путешествие в Турцию. Первопрохождение реки Ерменек. В августе – «шестёрочный» сплав под руководством Игоря Зудина по алтайским рекам Башкаус и Чулышман. А в ноябре – очередной поход в районе Западного Непала.

– Достойные большого уважения планы. Желаю спортивных, творческих и всяческих других успехов. И чтобы неподдельное чемпионство твоей команды всё-таки признали не только на уровне города Москвы.
– Спасибо.

Интервью записал Евгений Данилин

  • 17.2.08 10:49 ЯВ Ребята – давайте жить дружно.

    К большому моему сожалению после безвременья девяностых годов в рязанском водном туризме опять набирает силу абсолютно неправильное мнение о том что соревнования по технике водного туризма ( следовательно и овладение техникой водного туризма ) это одно, а походы совсем другое. Казалось, что с этим мнением с которым пришлось бороться с середины семидесятых покончено раз и навсегда. Это было доказано сборной командой Рязани в конце 80-х и начале 90-х.
    Не буду бить себя кулаком в грудь, а попытаюсь доказать неверность этого с точки зрения элементарной философии и психологии.
    Когда человек попадает в новые обстоятельства. то для достижения результата у него есть два пути первый это измениться самому в соответствии с обстоятельствами или второе сделать что-нибудь, для изменения обстоятельств. Применительно к водному туризму это выглядит примерно так: Садится начинающий турист ( ни чего не умеющий ) в лодку, а она у него переворачивается. Теоретически можно сделать два вывода и поступать в соответствии с ними. Первый я ни чего не умею и мне нужно тренироваться и второй лодка не годна и нужно сделать ее побольше ( к примеру катамаран кубометров на 5-10 ).Первый путь более сложный и требует постоянной работы над собой в виде тренировок и он более длительный. Второй путь очень быстро приводит к тому, что ты почти сразу начинаешь "проходить" сложные пороги и походы, практически ни чего не умея. Зато с точки зрения психологии возникает мысль что ты уже все умеешь. Пишу это не для того ,что бы задеть чье-то самолюбие, а что бы попытаться разобраться и в сути дискуссии и попытаться направить начинающих туристов начать с самосовершенствования.
    Приведу пример. В начале 80-х к нам в Рязань приехал из Удмуртии Н.Микрюков, обладая к тому моменту опытом плотовой четверки. Пойдя под моим руководством на р.Чаткал он не обладал опытом техники водного туризма.( В качестве весла взял на черенке от лопаты кусок аллюминиего листа – что после сам стал называть дорожным знаком).Но уже к середине похода сделал правильный вывод идти по первому пути-пути самосовершенствования. И в дальнейшем добился отличных успехов - став чемпионом СССР и призером СССР по классу походов 6 к.с. Поэтому утверждение, что в Рязани в конце 80-х не у кого было поучится не справедливо.
    Вся техника управления судном строится на сочетании гребков управляющих и придающих
    скорость судну.( Не открываю в этом Америки,а пытаюсь объяснить все это для непосвещенной
    части читающих).В каких условиях можно наиболее эффективно этому научиться? Несомненно в наиболее простых условиях-озеро, пруд, бассейн. При этом на судно не оказывает влияния ни что кроме гребков и действий самого тренирующегося. Если начинать тренировки сразу на бурной воде, то не ясно в первую очередь для самого гребца где влияние самого гребца, а где влияние турбулентного потока. Таким образом заявления, что в Рязани нельзя тренироваться выглядят мягко говоря несерьезными.
    Я не говорю о том , что крупные объемы судов вещь неприемлемая , но нужно подойти к этому
    обладая достаточной технической подготовкой.О чем у нас и был разговор с Шагаевым примерно три недели назад на заседании МКК.Правда от него было уточнение , что люди ходят на не очень сложные походы на большеобъемных судах и не получают реального опыта , что в дальнейшем может привести к несчастным случаям.
    Поэтому прав С.Папуш , который считает , что турист – водник участвуя в походах высшей к.с.
    должен иметь слаломную подготовку в районе 1 разряда.
    Поэтому предлагаю кроме начавшихся школ ТВТ в Дягилеве и Шумаши организовать выездной
    лагерь на бурной воде. Такое место есть в 350 км. от Рязани это Ольшанская плотина на р.Сосна в 8 км. от г.Елец. По сложности это примерно порог 2 й-3 й к.с. Карельского типа.
    В конце июня там проводятся Липецкие соревнования по ТВТ. Если мы решим сделать там полевой лагерь,то я решу вопрос с Липецкими ребятами чтобы нам оставили трассу до конца нашего
    лагеря. Сам я там буду на соревнованиях и с группой желающих обучаться ТВТ примерно с 10 го июля в течении двух недель.Сроки уточним ближе к лету.Если еще найдутся подготовленные туристы то можно перекрыть весь месяц с конца июня по конец июля. А желающие поучиться могут подъезжать на несколько дней. Контактный телефон 8 915 615 22 14.

    P.S. Теперь несколько слов о наметившейся тенденции превратить сайт Таганок из объединяющего туристов в какое-то подобие Желтой прессы. Не знаю зачем это понадобилось
    Данилину,но исе началось с тендециозно поставленных вопросов в интервью с Шагаевым.
    Видимо в восполенном мозгу Жени давно появилась мысль, что он является гением журналистики. Но нельзя идти на поводу у болезненно-амбициозных личностей, которые в угоду своему самолюбию
    пишут то о туристком братстве , а то пытаются в этом братстве устроит грязную склоку. Именно поэтому я на последнем собрании в Клубе не подал ему руки, что не собираюсь делать и в дальнейшем. Поэтому обращаюсь ко всем и в первую очередь к организаторам сайта давайте, как говорят в определенных кругах фильтровать базар. Иначе сайт потеряет свой смысл.
    Лично для Данилина – это мое первое выступление на сайте. Те кто меня знает тот должен
    Помнить , что я всегда отстаиваю свое мнение открыто.


    Владимир Якунин Мастер спорта СССР, серебряный призер чемпионата СССР в классе походов 6 к.с. Чемпион СССР по технике водного турима 1990 г.

  • 17.2.08 08:54 Гуру. Точнее будет сказать - целый склеп!:)

  • 17.2.08 00:57 И.Е.М. Гуру! Пожалуйста, уточните, я может неправильно понял, "ибо каждый текст можно прочитать поразному", вот я и конкретизирую: Вы признаете наличие скелета(ов) в собственном шкафу? :-)

  • 17.2.08 00:54 И.Е.М. Ну почему же "стишок не дает покоя" я кажется на него ответил, и вы призналь собственную "непригодность к их написанию" :-) Все что то не дает покоя... Кому то не хватает гаража, для третьего Боинга, кому то куска хлеба, кто то идет в поход за впечатлениями, кто то в форуме критикует анонимно :-) Каждому свое :-)

  • 17.2.08 00:48 Гуру. И.Е.М.у: Ты не угадал. Упаси нас от таких корреспондентов и от такого тур. Брата, как Е.Д.
    «Самое время» покопаться сейчас к 50 летию в скелетах, которые как ты справедливо заметил есть у всех ,кроме конечно меня :))). А историю мы все пишем , а Романов В. нас поторапливает.
    P.S. Нешто до сих пор стишок покоя не дает?:)))

  • 17.2.08 00:39 iz На 6-ти тонниках мне довелось сплавляться по Оноту(с верховьев) и Муксу в условиях большой воды.Это 04-05 г.г. Можете поверить - они тоже тонут в порогах. Кстати, руководил этими походами Сергей Таболин г.Ростов-Дон, замечательный человек и талантливый организатор. А на первую 6-ку - Шахдару(август 91), мы с Шагаевым ходили на зеленой "селедке", по сравнению с Брянским и Обнинским катами это была "подводная" лодка. Убедившись(т.е. нахлебавшись), что реки такого уровня нельзя ходить на малых К-4, мы на следующий год р.Ойгаинг-Пскем(август92) пошили такой же кат, как и у других экипажей. Этими походами руководил Андрей Нестеров г.Обнинск - наш хороший друг. И вообще - Обнинские команды водников в те годы были одни из лучших в стране. Там у нас много друзей и знакомых.
    Объем у наших катов такой же как у всех, кто постоянно ходит на шестерки. Поэтому с подобными высказываниями не согласен. А на байдах по шестерочной воде у нас никто не ходил. М.Нарын, красивый маршрут - хорошая четверка, был пройден на катах по малой воде и только некоторые участки на Б-2 и стеклянном каяке.(Был в том походе).
    Хочу обратиь внимание на то, что подготовить и руководить шестерку в бывшем СССР - это сложно, но несоизмеримо сложнее сделать это, когда маршрут проходит по территории иных государств. Именно здесь, на таких маршрутах в полном объеме проявляется талант руководителя, как организатора. А таких маршрутов у Шагаева больше десятка.
    И еще, желающим высказываться, предлагаю автобиографию излагать совсем коротенько, например - в маршрутах и как давно это было.

  • 16.2.08 23:57 И.Е.М. Уважаемые карреспонденты, респондненты, авторы и критики! Есть предложение, подкупающее своей новизной: Вылезти из песочницы! :-)
    Я сейчас угадаю, почему "это" произошло - комплексы гложут. "Ах, у него взяли интервью, ах, его напечатали, ах, там Все не так, как Я думаю! Я то уж точно Все знаю Лучше всех!"
    Лучше ответьте на вопрос: "Почему интервью взяли у Шагаева?" "Может с него только начали?" И до Вас тоже дойдет очередь :-) (если Вы конечно чем то интересны) :-)
    У всех есть собственная точка зрения, до которой сузился кругозор, так озвучьте ее! Напишите то, что Вы считаете "Правдивой историей Рязанского туризма". Ан нет, не пишите, боитесь собственных "скелетов в шкафу", они ведь есть у каждого, как и пресловутая точка зрения.
    И давайте еще раз, вспомним, что опубликованный текст живет своей жизнью, иногда без ведома автора. каждый находит в нем то, что его "зацепит". Позволю себе привести пример, далеко ходить не буду:


    Оригинал: «Мы в то время делали совершенно шикарные стеклопластиковые вёсла. В принципе, они, наверное, до сих пор самые лучшие в стране. И специалист по изготовлению таких вёсел Михаил Самохвалов частично перенимал подобный опыт в том числе и у нас»

    Разбор (сухой остаток): делали весла, возможно самые лучшие, частично перенимал опыт. (ни слова о том, кто их начал делать первым)


    Комментарий: 5. «Мы в то время делали совершенно шикарные стеклопластиковые вёсла. В принципе, они, наверное, до сих пор самые лучшие в стране. И специалист по изготовлению таких вёсел Михаил Самохвалов частично перенимал подобный опыт в том числе и у нас». Да я до сих пор работаю тем веслом , которое вы сделали и менять не собираюсь., но помнится, что опыт изготовления весел шел от Самохвалова М. А не наоборот.

    Разбор (сухой остаток): была привнесена новизна кто был первым.

    Я повторюсь: домыслить можно все, что угодно, особенно разорвав текст на цитаты! :-) Вам еще примеры?

    И на конец, меня все таки интересует, кто такой этот неуловимый Гуру :-) Гюльчатай, открой личико, продемонстрируй опыт, класс, мастерство! Страна должна знать своих Героев! А то все Шагаев, да Шагаев, надоело :-) Тем более, что Вы на него за что то "дуетесь".

  • 16.2.08 22:30 Гуру. Разведка не дремлет. Ну вообщето не угодал, я не Володя Якунин :)) капай дальше!

  • 16.2.08 22:20 Данилин "Волна"... участвует в соревнованиях и ходит в походы потому, что есть ОЛЕГ ВАСИЛЬЕВИЧ ЕФРЕМОВ (по моему мнению, человек №1 в рязанском туризме). На следующей неделе я постараюсь поместить статью о том, как "ПОМОГАЛ" этому выдающемуся человеку Володя Якунин (ГУРУ). И начну публиковать страницы дневника похода 1987 г, в котором команда Валерия Логунова заняла 2 место на чемпионате СССР (в этом походе я был вместе с В. Якуниным и Г.Никитиным). После опубликования дневника всем станет понятней моя позиция. Евгений Данилин

  • 16.2.08 14:33 Д.Ш Всем привет.Спасибо за отклики. Но хватит смешить читателей.Не чем заняться? На лыжах погуляете спортсмены.

  • 16.2.08 12:14 Гуру. Слава богу с остальными довыдами НикитинаГ bg согласен. А вообще Обнинский прав про "Рязанцы молодцы" :)))

  • 16.2.08 00:52 bg Георгию: "а сам давно сплавляешься на 6-ти кубовых катамаранах". Это неправда. Ручаюсь :)

  • 16.2.08 00:36 НикитинГ. Интервью Дмитрия вызывает весьма противоречивые чувства. И первое желание было ввязаться в спор, указать на явные противоречия и кричать, и бить себя кулаком в грудь ...
    У каждого из нас есть своя правда. Каждый в туризм приходит своим путем и идет дальше своей дорогой. Но все таки считаю необходимым акцентировать внимание на основных, на мой взгляд, моментах в этом не простом деле формирования туриста-водника:
    1. Я совершенно согласен, что ходить надо своей командой с людьми которых уважаешь которым доверяешь, на которых можешь положиться и поэтому заявлять, что на десять сильных «шестёрок» приходится по статистике один покойник и это нормально я бы не посмел, тем более что по собственному признанию Дмитрия товарища они потеряли по халатности «…расслабились». Я заявляю, что ни один маршрут пусть самый сложный, красивый и интересный не стоит жизни моего друга! А отвечать за это должен руководитель иначе нечего заводить друзей. Были в наше время (да вероятно и сейчас есть) любители экстрима в одиночку покорявшие водные маршруты.
    2. Рост техники и тактики прохождения должен быть поступательным. Для этого надо грамотно выбирать последовательность маршрутов, чтобы каждая река чему то учила, а не наказывала. Необходимо чтобы был лидер знающий и умеющий чуть больше других, способный научить, подсказать, поправить. Причем переучиваться всегда труднее чем освоить технику с нуля. В этом отношении соревнования, пожалуй, единственный и незаменимый помощник. И не обязательно в них принимать участие, можно приехать на тренировку и вам помогут, покажут, научат. А будете вы потом чемпионом или нет, это ваш собственный выбор. По совему опыту могу сказать, что в студенчестве я успевал в год делать по 4 похода (половина из них обязательно руководителем) и участвовать в 2х-3х соревнованиях по ТВТ. Я тоже шел своим путем, технике учился в «Альтаире» у Михалыча, (хотя первым своим учителем считаю Гену Беляева) а в походы ходил с Юркой Семикиным, Машкой Кошкиной (Величко) Сашкой Шифриным, а потом стремился водить сам. За первый год я дошел до четверки, на следующий год руководство тройкой и участие в пятерке. При этом все походы официально. А по поводу бюрократизма ЛОЖ. За все время меня ни разу не тормознули с выпуском или отчетом. Я ходил на те реки на которые в Рязани никто не выпускался. При этом у меня не было ни финансовой дотации, ни связей в МКК. (Да и тебе Дима опыт оформили постфактум в нарушении всех правил, какой же тут бюрократизм?). Я не могу утверждать, что все в моих походах было гладко – не было. И часть моих отчетов лежит в библиотеке с грифом «НЕ ВЫДАВАТЬ». А надо ли писать отчеты? Проше обидеться и ходить декарями. Только пострадаю не те кто принял или не принял отчет, дал или не дал первое место, пострадают те кто пойдет по этому маршруту на следующий год, и может быть не смогут уйти от прижима с отрицательной стенкой который ты сам заметил в последний момент и чудом успел отработать. А они могут не успеть потому, что «расслабились» и …
    3. Я никогда не был ни в чъей команде и в то же время побывал во многих. Начинал выступать в ТВТ в сборной Рязани возглавляемой Михалычем и оставался там единственным спортсменом не членом «Волны», на областных выступал за «Чайку», ходил в походы с командой Якунина и водил великолепную группу медиков, затем на долгие годы слился с командой которую в последствии называли «Басками». Я себя уютно чувствую в любой компании водников, у меня есть везде друзья. Со многими мы встречались на соревнованиях и уверяю большинство из них ходят в самые серьезные походы. Дима, заявляя, что спортсмены это другое направление ты здорово грешишь против истины. Даже те фамилии, которые ты называл в интервью Давыдов, Папуш и многие другие легендарные личности постоянно участвуют в соревнованиях, а рязанские команды состояли в основном из людей прошедший как минимум пятерку, а большинство даже руководило шестерками (Якунин, Микрюков, Никитин …). К стати, реку Нарын в 1990 году я проходил с Симикиным Ю. на байдарке где встретился с группой Папуша в которой шло два каяка и одиночное каноэ. Это я не в качестве похвальбы, а в качестве того, как старое восприятие может мешать нам трезво оценивать дествительность. Ты называешь Силкина Александра Васильевича своим учителем и тут же хаешь времена, когда он работал в клубе. Ты говоришь что «…плот – это что-то огромное и «бесформенное» (у обычного плота общий объем плавугести 2-3 куба), а сам давно сплавляешься на 6-ти кубовых катамаранах. Странное дилетантство для заслуженного мастера спорта. Давая интервью для «потомков» не надо забывать, что ты Председатель водной федерации Рязани и если и рассказываешь ощущения молодости то обязательно надо делать сноску.
    Прошу у всех прощение за несколько амбициозные высказывания, но еще раз призываю всех: «Давайте идти каждый своим путем в туризме, но идти вместе к интересным, техничным и главное успешным походам без потерь».
    Для молодежи представлюсь Никитин Георгий – мастер спорта, чемпион СССР, чемпион России, серебряный призер Кубка мира, старший инструктор водного туризма (это не должность, а звание).
    P.S. А пластиковые весла первым начал делать Вася Кузин и Семикин Юра.

  • 16.2.08 00:33 bg ответ ГУРУ:
    "Огромное спасибо респонденту и интервьюеру! За то что открыли правду об истории Рязанского туризма."

    Это я поместил интервью в раздел "история рязтуризма", т.к. Дима рассказал о своей жизни, которую фактически и посвятил одному туризму.


    "Да будь это хоть сто раз правдой (что вряд ли), зачем так унижать то чем мы гордимся, зачем и ради чего так опошлять историю водного туризма?!"

    Быть гордым за себя, свою команду, своих товарищей, быть гордым за победы - это разве опошлять историю??? Почему Вы думаете, что если человек гордится за свои победы (пусть даже их нельзя сравнивать с соревновательными или официальными), то этим он принижает успехи остальных???


    "..просто не поддаётся объяснению феномен, то что Волна при отсутствие финансирования, молодым составом вновь участвует в соревнованиях и ходит в походы"

    ..неудобно как то говорить о деньгах.. Вы хотите сказать, что снаряжение (рафты, катамараны, весла, каски, спасы), транспорт, стартовый взнос - все это оплачивают участники походов-соревнований? что-то я сильно сомневаюсь. Да и огромная база все еще остается заводской. Когда я был участником Волны, то практически все походы-соревнования обходились бесплатно (за что огромное спасибо заводу, Мише и всем спонсорам, о ком я не знаю)


    Почему бы Вам, ГУРУ, не написать свой взгляд на историю туризма, тогда при объединении двух полюсов - возникнет золотая истина.


    А вообще, мне все эти разборки кажутся просто смешными и мне кажется что большинству людей должно быть просто жалко своего времени на "выяснение исторической правды". Предлагаю просто "забить" на это.

  • 15.2.08 23:29 Гуру. Огромное спасибо респонденту и интервьюеру! За то что открыли правду об истории Рязанского туризма. Это оказывается раньше все только за деньги в походы ходили (ой извините! все кроме многоуважаемого Шагаева, конечно). Да будь это хоть сто раз правдой (что вряд ли), зачем так унижать то чем мы гордимся, зачем и ради чего так опошлять историю водного туризма?! И вообще, рассуждать о соревнованиях и сравнивать их с походами имеет право только тот кто занимался серьёзно и тем и другим, а Шагаев может говорить о соревнованиях с тем же успехом, что и о каяках. Слишком много абсурда, и это касается не только выше перечисленного, так что прочитайте повнимательней статью прежде чем оправдывать Тигра который не должен тявкать как дворняжка.
    P.S. просто не поддаётся объяснению феномен, то что Волна при отсутствие финансирования, молодым составом вновь участвует в соревнованиях и ходит в походы, и это далеко не единственный пример активности старых клубов, или за своими дирижаблями вы нечего не видите?

  • 14.2.08 13:22 Д.Ш это первый зарубежный выезд отечественной туристской группы, осуществлённый по правилам проведения спортивных путешествий России. Надо понимать так--в статейки по итогам чемпионата России 1996г Н.Рязанский помянул нас как первых в России заявившихся по всем правилам в РосМКК и получивших маршрутку и высокое дабро на водный поход в загранку(тоесть за пределы бывшего СССР).А,что каякеры и ваще водники уже давно колесили по миру,глупо возрожать.Те же Давыдов и Пастухов и в Непале тогда уже были и еще в десятке стран,а сибиряк Захаров нам инфой по Аруну помогал часть которого прошел на кате и Токарев(Команда Горький) много раньше Непал обходил.Не надо искажать сказанного.

  • 14.2.08 11:41 Сергуня >>>А то наше путешествие в Гималаях со сплавом по Аруну было самым первым за всю историю отечественного водного туризма участием в зарубежном походе высшей категории сложности.

    Тоже не очень понятно... К тому времени россияне уже лет пять регулярно ездил в Непал , некоторые добрались до африки/америки. И вполне себе проходили 5-5+МКС.
    То ли "отечественным" считается исключительно "рязанское", то ли "участие" подразумевает регистрацию в МКК...

  • 14.2.08 04:05 ВадимЧеремушкин "Это не правда, это хуже правды, именно так все и было на самом деле". ("Тот самый Мюнчаузен").
    Нина, Костя, не надо обижаться, Дима высказал СВОЮ точку зрения. Он видит так. Он не заявлял претензий на конечную истину. В статье он рассказывл в основном про себя и свою команду, и с моей точки зрения ничего обидного про рязанских водников не сказал.

  • 13.2.08 23:34 iz Ого,сколько написано! Это,...неожиданно. И напрасно вы Нина и Костя обижаетесь, вы позицию Шагаева прекрасно знаете, он ее никогда не скрывал ни от кого. А что вы хотели от него услышать? Древние говорили: тигр никогда не станет тявкать как дворняга! А кто там ошибается и что для кого главное - покажет время. Мне ближе когда за человека говорят его дела. Вот как раз ЗА! Шагаева говорят его маршруты, некотрые из которых пока никто не повторил.

  • 13.2.08 23:24 Якунина.Н. Все как в анекдоте)))И тут вышел на арену клоун Женя, он описал первые ряды рязанских туристов, зато Обнинские увидели радугу!

  • 13.2.08 16:21 Обнинский Не...
    Рязань всегда зажигала!!!
    И раньше и теперича!!
    Молодцы рязанцы!

    Пы.Сы. А уж кто там есь Who - дело десятое... ;-)

  • 13.2.08 14:51 Н.Якунина Не поддается здравому смыслу зачем радетелю «Туристского братства» Данилину надо было разворачивать статью о Шагаеве Д. с такими нелицеприятными и в общем то не справедливыми акцентами именно сейчас, когда проводятся попытки возродить Рязанский туризм в лучших его традициях – спортивное мастерство и массовость . В дополнение к высоким достижениям Д.Шагаева это было бы совсем не лишним. Все это очень, очень неприятно и даже обидно. От вас ребята я этого не ожидала.

  • 13.2.08 14:25 ФеддерсЮ Хорошее интервью. Еще бы кто историю Листвянки описал. Когда и как начали тренеровки, строили плотины и т.п. Тоже ведь есть что вспомнить: как рельсы под водой пилили, как баллоны с фермы катали, как электричка на мосту останавливалась. Если мне не изменяет память в период расцвета в соревнованиях участвовало до 25 команд.

  • 13.2.08 13:31 РождественскийК. Коментарии туриста Рождественского Кости.

    1.« Но плот – это что-то огромное и «бесформенное». Каждому судну своя река и не надо обижать плотовиков- Именно Вы являетесь их последователями.

    2. «Каяков тогда ещё у нас не было, – только-только появлялись разборные, каркасно-надувные. А стеклопластиковые, самодельные, были хрупкими и неуклюжими. И потом я прекрасно понимал, что если ты не живёшь у горной реки, где можно каждый день тренироваться, то при всём своём желании всё равно особых достижений на каяке не добьёшься»
    Тренировки чемпионов мира сборной ГДР проходили на обводном канале и дали отличные результаты в 1970-1985 г.
    Дима был в то время очень далек от каяков, а каяки были быстрыми, маневренными, и делали их из стеклопластика и углеволокна на заводе «Дзинтарс» для гребного слалома (олимпийский вид спорта).

    3. «Но самое главное – это то, что бюрократическая «заморочка» на эти выпуски была очень сильна и, зачастую, совершенно неоправданна.» Бюрократы того времени Дрокин Ю., Данилин Е., Логунов В. Могли повлиять на финансирование походов, а вот выпуск на маршруты осуществлялся МКК, общественники ,которые ходили на свои деньги и стремились привлечь в ряды спортивного туризма перспективных , спортивных ребят. Путь до 5 к.сл. для Вас мог составить 2 года. Нас за это наказывали, но мы так поступали и это факт. Дима предполагает, а я констатирую, как это было. Просто Вы выбрали другой путь, а бюрократ Данилин тут не причем.

    5. «Мы в то время делали совершенно шикарные стеклопластиковые вёсла. В принципе, они, наверное, до сих пор самые лучшие в стране. И специалист по изготовлению таких вёсел Михаил Самохвалов частично перенимал подобный опыт в том числе и у нас». Да я до сих пор работаю тем веслом , которое вы сделали и менять не собираюсь., но помнится, что опыт изготовления весел шел от Самохвалова М. А не наоборот.

    6. « От Валеры Логунова или его тогдашнего друга Володи Якунина ( они ведь в то время лидерами в водном туризме Рязани были) лично тебе предложений о «совместной деятельности» не поступало?»
    Группы у Логунова В. никогда не было, он всегда куда-нибудь внедрялся. Людей набирал со всего города , а готовил их Якунин В., Самохвалов М. и др. Команда у Самохвалова М. и Якунина В. была самая сильная в Рязани, а Шагаева Д. мы узнали только в 1990 г., когда он и Зудин И. пришли с желанием заниматься спортивным самодеятельным туризмом. МКК отнеслось с пониманием и туристы г.Рязани должны быть благодарны членам МКК, которые открыли дорогу Диме к вершинам водного туризма, и волей случая был заполнен вакуум высоких достижений в период 1992 по 2007 г.

    8. «Вообще тогда в рязанском туризме была очень большая борьба за деньги между сущетсвующими командами. А я уже тогда прекрасно понимал, что исключительно за деньги ходить нельзя. Это как бы покупать или продавать любимое дело.
    – То есть любовь, если она настоящая, не продаётся?
    – Да. И мы ходили исключительно только на свои собственные средства. И не хотели участвовать в конкурентной борьбе за казённые деньги»

    Во времена СССР мы гордились успехами наших спортсменов на соревнованиях высокого уровня и считали их финансирование справедливым.
    В период с 1992г. большинство активных туристов были вынуждены заботится о хлебе насущном:
    - забота о семье в 4-5 человек, о детях и их будущем.
    - предприятия, где мы работали (оборонка) умирали и приходилось. начинать трудовую деятельность сначала.
    - к тому же накладывалась дополнительная забота о своих трудовых коллективах .
    Активную туристскую деятельность Диме обеспечил директор фирмы «Спаркс» Рыбаков Женя.
    Другие решали свои финансовые проблемы самостоятельно.
    Практически перед всеми встала дилемма , или нет денег или нет времени на походы.
    А не наше чувство стяжательства заставило нас временно прекратить занятия туризмом
    Мы ведь занимались своими любимыми видами спорта и не очень обращали внимание какие деньги делят между «своими командами» штатные работники. (Бывшему штатному работнику Данилину Е. это виднее).

    9. «Мне кажется, на сегоднешний момент подготовка молодёжи в туристской сфере идёт только по соревнованиям и отношение к походам сейчас – как к «гадкому утёнку». Может быть, я ошибаюсь?
    – Это просто два разных направления.»

    Женя и Дима Вы ошибаетесь
    Походы - главное.
    ТВТ-техническая подготовка к походам. Дима эту школу не прошел, а вот ты Женя его провоцируешь , а ведь отлично знаешь, что не занимаясь ТВТ трудно почувствовать воду, проходя на огромных катамаранах маршруты со 2 по 4 к.сл. «Люди доходят до 5 к.сл на таких судах и практически не получают опыта» это цитата из выступления Шагаева Д. на заседании МКК в январе 2008 г.»
    В заключение хочется сказать Шагаеву Д.
    Дима тебе не надо идти на поводу у Данилина и принижать достижения других туристов водников. Что бы возвысить себя. У тебя и так достижений достаточно.
    А о своем техническом превосходстве «Я не боюсь во всеуслышанье сказать, что на тот момент это был самый сильный экипаж в стране. И даже в состязяниях на «спортивном» катамаране в тройку мы совершенно однозначно входили бы на отечественных соревнованиях любого, даже самого высокого класса» надо доказывать на спортивных трассах, а не голословно.
    Трезво оцените видеосъемки.

  • 13.2.08 01:04 Гость Огромное спасибо респонденту и нтервьюеру!


ЗАКРЫТО ДЛЯ КОМЕНТАРИЕВ


© taganok.ru 2007. Перепечатка материалов или публикация в сети интернет только с разрешения авторов и обязательным указанием сайта taganok.ru

                Экстремальный портал VVV.RU удаленная проверка сервера uptime российских хостеров Клуб Хронических Водников


Видеосъемка HD и монтаж, создание слайдшоу, детские утренники. Рязань.